Жанр своей новой книги Дмитрий Зыкин определяет как историческое расследование. И с этим можно согласиться, поскольку «Большая игра» – это скрупулезное расследование русофобской политики Запада в период с начала XIX века и по Февраль 1917 года. Ход расследования в книге ведется увлекательно и динамично. Главная содержательная направленность – анализ политических приемов, использовавшихся в указанный период для подрыва российской государственности. Однако работа Дмитрия Зыкина является не только увлекательным рассказом о событиях минувшего, но и серьезным научным исследованием. Книга выполнена на основе широкого круга источников: архивных документов, публикаций исторических источников, сборников документов, современных диссертационных исследований, мемуаров, научных работ отечественных и зарубежных учёных.
 
Хронологические рамки работы выбраны строго обдуманно, поскольку именно в начале XIX в. в западноевропейской политике, конкретно, в политике Британской империи стали завязываться методы ведения политической интриги, последствия которых сказываются и на сегодняшних событиях. «Практически все действия, которые принято связывать с нынешней политикой США на Востоке, ранее уже осуществлялись на Востоке. А участники противостояния опять те же, что и сейчас. Турция в лице Османской империи, Персия, т.е. Иран, диссиденты, ведущие информационную войну против России. Не остались в стороне и европейские страны, пытавшиеся воспользоваться моментом и, в частности, подчинить себе Украину. Именно об этом мечтали польские деятели XIX в.», – пишет во «Введении» Дмитрий Зыкин.
 
Рельефно показанная в книге связь времен, максимально приближающая к нам события войн, которые вела Россия в XIX в. – одна из основных удач работы Дмитрия Зыкина. Из этой диспозиции вытекает другая сложная задача, которую поставил перед собой автор, а именно, воссоздание удивительно насыщенного исторического полотна международных событий, которыми жила Россия на протяжении чуть более столетия, начиная от блистательных побед XIX в. и до катастроф 1917 г. И с этой задачей автор, на мой взгляд, прекрасно справился, сумев лаконично, но полно воспроизвести густую сеть хитросплетений международной политики, которой ведущие западноевропейские державы пытались опутать Российскую империю и которую руководители российского государства успешно рассекали, благодаря чему дом российский рос и широк, и высок.
 

В книге рассматривается русско-иранская война 1804-1813 гг., закончившаяся полной победой России и заключением Гюлистанского мирного договора, по которому было признано присоединение Дагестана и Северного Азербайджана к России. Здесь же приводятся картины русско-турецкой войны 1806-1812 гг., где русскому оружию также сопутствовал успех. Итог войны был подведен Бухарестским мирным договором, согласно которому к России отходила Бессарабия, с начала XVI в. находившаяся под властью Турции. Прошло чуть более десятка лет, как за этими войнами последовала новая русско-иранская война 1826-1828 гг. , завершившаяся также победой русского оружия и Туркманачайским мирным договором.
 
На переговорах высокий класс дипломатического искусства показал А.С. Грибоедов, добившийся от иранской стороны значительных территориальных уступок (Эриванское и Нахичеванское ханства). И тут же вспыхнула новая русско-турецкая война 1828-1829 гг., инициированная турецким султаном как священная война против «неверных». И снова победа России, и выгодный Адрианопольский мир 1829 г., по которому России отошли порты восточного побережья Черного моря. Кроме того победа позволила пресечь работорговлю, которой занимались адыги, нападая на русские поселения. В этот же период на европейском фронте Россия была участницей так назыаемых наполеоновских войн. И русская армия, как известно, прославила себя блистательной победой в Отечественной войне 1812 года. Этим славным страницам истории русского оружия в книге уделено заслуженное место.
 
Особенно добрые чувства вызывают те страницы «Большой игры», которые посвящены доблести русских солдат и офицеров. Ярким примером в этой связи является история подвига полковника П.М. Карягина (1752 -1807) и его отряда в 400 человек, противостоявших войску наследника иранского престола Аббас-Мирзы в составе около 20 000 человек. Отвлекая на себя значительные силы персов, отряд П.М. Карягина не позволил персам ударить по Грузии и дал возможность русскому командованию консолидировать силы, разбросанные на большой территории. За подвиги полковник П.М. Карягин был награжден царем золотой шпагой «За храбрость».
 
Мотивированным представляется большое внимание, уделенное в книге Крымской войне 1853-1856 гг.
 
Во-первых, подчеркивает Дмитрий Зыкин, в этой войне Российская империя выдержала невероятный по своей мощи удар антироссийской коалиции, в которую входили Османская, Британская и Французская империи, а также королевство Сардиния-Пьемонт. Кроме того, враждебно-выжидательную позицию занимали Австрия и Швеция, а к общеевропейскому политическому интригантству привлекалась польская эмиграция. Помимо европейского фронта, в антироссийскую политику был вовлечен Северный Кавказ – под эгидой Британской империи антироссийски настроенным лидерам народов Северного Кавказа через турецкое и иранское влияние оказывалась поддержка как оружием, так и созданием благоприятствующего информационного фона на международной арене. Все планы антироссийской коалиции, подчеркивает Дмитрий Зыкин, провалились. В соответствии с Парижским договором, Россия в обмен на Карс вернула себе все территории, которые ей удалось занять в ходе войны. Единственной территориальной уступкой стал небольшой участок Бессарабии в устье Дуная, который отошел Молдавскому княжеству, входившему в состав Османской империи. А через 14 лет Парижский договор был аннулирован Россией.
 
Во-вторых, как явствует из материала книги, организация такого грандиозного военно-политического проекта как антироссийская коалиция для ведения Крымской войны потребовала от его создателей, прежде всего, от деятелей Британской империи интенсивной информационной подготовки, т.е. проведения того, что сейчас носит название информационной войны. Информационные технологии, которые британские политики использовали в антироссийской пропаганде XIX в., легко узнаваемы и в современных русофобских кампаниях разного толка. Поэтому анализ русофобской по своей природе антироссийской пропаганды времен Крымской войны придает книге Дмитрия Зыкина острую актуальность.
 
Тема информационных войн в западноевропейской традиции с использованием исторических фальсификатов относится к сфере моих исследований, которые показывают, что традиция информационных войн имеет на Западе весьма почтенный возраст. Феномен информационных войн явно обнаруживается в западноевропейской истории уже в возрожденческой Италии, примером чему является так называемая антиготская пропаганда итальянских гуманистов против немецкоязычного населения. В её русле развивалось негативное преломление истории германцев или немецкой истории, когда римское и готическое (читай, германское или немецкое) провозглашались итальянскими гуманистами как антиподы, соотношение между которыми было равнозначно соотношению понятий «культура» и «варварство».
 
Феномен информационных войн продолжает свое развитие на протяжении всего периода складывания национальных государств в Западной Европе. Особо следует отметить, что первым, а в дальнейшем и первейшим оружием информационных войн в западноевропейской традиции сделалась именно манипуляция историческим материалом, что использовалось для очернения исторического прошлого другого народа или для демонизации его образа с целью оправдания собственных агрессивных действий. Подобную тактику русофобской политики мы видим сегодня, таковой она была и в XIX в.
 
А где истоки современной русофобской политики Запада, прежде всего, Британской империи против России? – задается вопросом автор книги. И на множестве примеров убедительно доказывает, что современная русофобская истерия, окрашивающая современную политику США и Западной Европы против России, имеет точные аналогии в политике Британской империи в начале XIX в. Уже использование в названии книги термина «Большая игра», рожденного политической закулисой Британской империи примерно в тот период, дает читателю нужный настрой.
 
В числе примеров указывается, что именно происками Британской империи была подогрета русско-персидская война 1804-1813 гг., начало которой было положено требованием шаха вывести русские войска из Закавказья. А в начале XIX в. был заключен англо-иранский договор, согласно которому Ирану была обещана помощь в создании флота на Каспии. После поражения персов в 1813 году английские инструктора стали активно тренировать персидскую армию.
 
Тогда же англичане стали проявлять особенную активность и на Кавказе. Знакомой до боли методикой, применявшейся Британской империей, было её выступлениие в роли освободителя «угнетенных» народов от всяческого «произвола». При этом «свободу» угнетённым должны были якобы принести англичане – колонизаторы глобального масштаба. Ведь с разгромом Наполеона господство Британской колониальной империи распространилось по всему миру, охватив гигантские территории. Но все было мало.
 
После Адрианопольского мира 1829 года англичане активизировали свою антироссийскую деятельность на Кавказе и выдвинули план создания «независимого» черкесского государства. В «Большой игре» прекрасно показано, что агенты Англии не только помогали тайному ввозу оружия на Северный Кавказ, но и вели подрывную работу среди кавказских лидеров, побуждая к вооруженным выступлениям против России и обещая помощь западноевропейских держав. Иначе говоря, различным формам информационной войны политтехнологами Британской империи уже тогда придавалось большое значение. Среди адыгов подолгу жили английские резиденты (Уркварт, Белл, Лонгворт, Стюарт, Найт). После того, как русские одержали полную победу над Ираном в 1828 г. в Англии началась истеричная русофобская кампания, поскольку мечты англичан создать военный флот на Каспии рухнули. Среди русофобских публикаций Дмитрий Зыкин называет книгу полковника Л.Эванса «Замыслы России», вышедшею в 1828 г., в которой раздавались призывы создать антироссийскую коалицию, блокировать балтийские и черноморские порты России, разрушить Кронштадт и Севастополь, вторгнуться в Закавказье, провести операцию в Финляндии, Крыму и на Западном Кавказе. Этот план попытались реализовать в ходе Крымской войны. Особо отмечается в книге и деятельность такого публициста, как Дэвид Уркварт. В Англии Д.Уркварт принял участие в составлении так называемой «Декларации независимости Черкесии». Подобные политические прожекты составлялись на фоне многочисленных информационных вбросов: английскую прессу наводняли статьи русофобского характера, в которых читателей пугали «яркими» картинами русской угрозы британским интересам.
 
Другой английский агент Эдмонд Спенсер, побывав в Черкесии в 1830-годы, написал книгу о своей поездке на Кавказ. Эта книга также пропитана русофобией: красной нитью в ней проходит мысль о том, что Россия – страна тирании, поэтому вся её политика есть политика варварская и несправедливая, включая присутствие России на Кавказе. И только у европейских правительств (читай, у Британской империи, поскольку Франция после разгрома Наполеона была низведена на роль второстепенной державы) есть законное право вмешиваться в жизнь других стран «для устанавливания равновесия». Дмитрий Зыкин совершенно справедливо определяет позицию Эдмонда Спенсера как фактическое провозглашение права Британии на мировое господство.
 
И констатация данного факта подводит нас, на мой взгляд, к ответу на вопрос об истоках и природе западноевропейской русофобии. Идея о праве Британии на мировое господство порождена в ходе роста британского колониального господства. А для оправдания колонизационной политики формируются теории об исконной неполноценности некоторых народов или расизм. Причем общеизвестный расизм относительно аборигенного населения Африки, Азии и Австралии заслонил такую форму расизма как теории о неполноценности народов, принадлежавших к славянской семье народов. Теории эти стали зарождаться ещё с конца XVI – начала XVII вв. в русле такого западноевропейского идейно-политического течения как готицизм, становым хребтом которого была мысль о германских завоеваниях как причине возникновения государственности в Европе. Параллельно с этими идеями немецкими историками-готицистами создавались теории о варварстве и неспособности к цивилизованному развитию славянских народов. С XVII в. готицизм, в русле которого был создан образ великого прошлого готов как завоевателей мира и героических предков германских народов, стал привлекать внимание английских историков. В их трудах стала укореняться мысль о том, что англосаксы тоже относятся к древним германцам и наследникам готов (Джеймс Тюрелль, Уильям Темпль), т.е. они уже как преемники «готского» наследия якобы обладают историческим правом выступать завоевателями – устроителями новых государств.
 
Приведенные рассуждения взяты не из «Большой игры», а из моих собственных исследований. Но умная книга – а таковой, по моей оценке, является книга Дмитрия Зыкина – помогает увидеть результаты прежних исследований в более полном формате и закрепить общий вывод: русофобия родилась из расизма. А этот расизм родился не только в ходе географических открытий, но и в Европе, когда западная часть Европы стала рассматривать её восточную часть как низшую форму биологической жизни, на которую правила собственной этики не распространяются. Рецидив этого типа расизма мы видели в нацистской Германии, а сегодня он проявляется в оголтелой русофобии различных видов и оттенков. Среди этих видов выделяется такой особый вид как русофобия внутри России. И это тоже результат информационной войны, ибо её технологии предусматривают разложение национального самосознание субъекта воздействия для того, чтобы подчинить своим интересам сознание данного общества.
 
А интересы, если их очистить от внешних покровов, всегда материальны. И это хорошо показано в книге Дмитрия Зыкина. Что было подлинной целью похода «цивилизованных стран против московитов» в Крымской войне? Освобождение народов Кавказа от «тирании» России?! Понятно, что подобные прокламации – пресловутое английское лицемерие, за которым было скрыто банальное стремление наживы, наживы и еще раз наживы.
 
С большой иронией в «Большой игре» показаны попытки Британской империи пограбить в ходе Крымской войны Русский Север. Летом 1854 года англичане атаковали Соловецкую обитель. Обитель защищали архимандрит Александр с богомольцами и прапорщик Никонович. Взять и разграбить монастырь англичанам не удалось. Однако большего успеха достигли они на острове Заячьем, где разорили церквушку и украли три колокола. После этого англичане произвели «героическую» атаку на город Кола. Город защищали 50 отставников и один офицер, но на защиту города встали и его жители. Колу англичанам взять не удалось.
 
Завершается обзор исторических событий книги русско-японской войной 1904-05 гг. и Первой мировой войной. Это был период, когда в российском обществе стало набирать силу уродливое явление – оппозиция в России от имени либеральных и левых сил начала войну против своего государства, что не только отнимало заслуженные военные победы у русской армии, но и привело к катастрофам 1917 года.
 
Историк Ф.Ф. Нестеров когда-то написал, что «Россия в течение всей своей многовековой истории жила в режиме сверхвысокого давления извне…». Но книга Дмитрия Зыкина напоминает о том, что с конца XIX-начала XX вв. в российском обществе росло и «сверхвысокое давление» изнутри, осуществляемое представителями либеральных и левых сил, оглупленных западноевропейскими утопиями о необходимости свержения самодержавия для дальнейшего прогрессивного развития.
 
Жестокости русской политики на Кавказе являются до сих пор любимой темой современной информационной войны против России. Но в «Большой игре» Дмитрий Зыкин показал и другую сторону войны на Кавказе – жестокость политики кавказских лидеров относительно народов Кавказа в ходе мероприятий по организации их на военные действия против России. На Кавказе антироссийской агитацией стала заниматься часть духовенства, восприняв те направления в исламе, где стержнем выступает проповедь войны против «неверных» (мюридизм как направление в суфизме).
 
Духовные лидеры – последователи мюридизма – проводили на Кавказе жесткую политику при создании своего войска. Объявлялся рекрутский набор: с каждого двора по одному вооруженному всаднику. Против непокорных проводились карательные меры. Такой духовный лидер как Кази-мулла захватывал у местных общин заложников в качестве гарантии того, что будут выставлены воины. Аулы, оказывавшие сопротивление или не присылавшие подкрепление, разорялись и сжигались. Особую жестокость проявлял имам Гамзат-бек при подчинении своей власти аварского ханства. Осадив его столицу Хунзах в 1834 году, он потребовал в заложники двух сыновей ханши Паху-Бике. Позднее ханские сыновья, а также сама ханша были казнены. Третьего сына удавил сменивший Гамзат-бека знаменитый имам Шамиль (1797 – 1871). Судьба же самого Шамиля не была столь трагичной. После того, как Шамиль признал себя побежденным и в августе 1859 года сдался российскому главнокомандующему князю Барятинскому, он был принят Александром II, а в 1868 году был возведен в потомственное дворянство. Скончался Шамиль в преклонном возрасте в Медине, после совершения хаджа.
 
Перечитывая главы книги, где описываются военные действия кавказских лидеров против России, я обращалась мысленно к моим исследованиям по вопросам генезиса российской полиэтничности. И одно из направлений, раскрывающих названную проблему, – анализ духовных традиций в Восточной Европе в древности (начиная с эпохи бронзы) на материалах захоронений с конем или предметами конского снаряжения. Этот похоронный инвентарь отражал наличие культа коня, который исходно связывался с носителями индоевропейских языков и известен по Ригведе, по царским захоронениям хеттов, у древних персов и т.д., но выявлен мною и у древних русов. А похоронный обряд, как известно, отражает определенную идеологию. Захоронения с конем, относящиеся к древнему культу коня (одному из образов бога Солнца), встречаются на территории от Кавказских гор на юге до Новгородских земель на севере. Это дает основания предполагать, что территория нашей страны, и в древности полиэтничная по составу, скреплялась общей духовной культурой наднационального характера. А общая духовная культура явилась фундаментом совместной жизни для всех наших предков уже в древности. Дальнейшая разработка этой концепции даст важный материал для обоснования того, что предки наших народов создавали полиэтничное сообщество на базе общей идеологии, в то время – на базе общих культов солнцепоклонства.
 
Однако помехой этим исследованиям выступает система взглядов, утверждающая, что отсчет русской истории должен вестись с V-VI вв. – система взглядов, рожденная не наукой, а западноевропейской политикой как раз в тот период, когда в лоне западноевропейской общественно-политической мысли зарождалась рассматриваемая в книге Дмитрия Зыкина русофобия как часть западноевропейского расизма. Но историческая память о глубине межнациональных традиций должна была сохраняться у народов России. И именно этим могло объясняться то обстоятельство, что русские – потомки древних русов-солнцепоклонников – всегда возвращались на Кавказ, к потомкам народов, чьи предки также в глубокой древности жили родственными культами солнцепоклонства. А возвращаясь, оставались на Кавказе, чему не служило помехой и то, что духовная жизнь народов в современную эпоху пошла разными путями: православия и ислама.
 
Но древнейшие страницы русской истории сейчас скрыты под покровом отрицания и забвения, хотя только полноценное знание своего исторического прошлого от его истоков может послужить защитой в информационной войне. В этом, полагаю, заключается и основная мысль книги «Большая игра», ибо как справедливо отмечает её автор, знание истории давних событий – «весьма эффективный инструмент, с помощью которого легко вскрыть истинную суть глобальных процессов современности».
 
На этом можно закончить анализ книги Дмитрия Зыкина «Большая игра. Британия и США против России» (М., 2017. 288 с.) и пожелать ему дальнейшего успешного продолжения его исторических расследований.
 
Лидия Павловна Грот,
кандидат исторических наук
 
Перейти к авторской колонке
 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте другие статьи на Переформате:

Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
     
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Спасибо, Переформат!
Наши друзья