Этот материал показался нам не только интересным, но и очень занимательным. Предлагаем вашему вниманию немецкие поговорки с их культурно-историческими толкованиями, которые выполнила главный редактор журнала «FederКиль» Светлана Фойгт. Оказалось, что многие устойчивые выражения не просто уходят в средневековую старину, но и связаны с какими-то обстоятельствами или жизненными ситуациями, сегодня напрочь забытыми или способными показаться лишь бытовым курьезом. Много пересечений и с русскими поговорками. В общем, смотрите сами…
 

 
Das Wasser nicht reichen könnenВ подмётки не годится
 
Это выражение появилось еще в 16 веке. Несмотря на то, что на средневековом банкете столы ломились от изобилия еды и напитков, столовые приборы, в сравнении с нашим временем, были на удивление просты. В ту пору пользовались лишь ложкой для супа, а всё остальное ели руками. Для того чтобы помыть руки до и после трапезы, гостям подносили воду. Во многих средневековых источниках описывается, что традиция подношения воды (wazzernehmen) являлась неотъемлемой частью пиров. Воду знатным гостям подносил паж, т.е. мальчик благородного происхождения, служащий при дворе хозяина. Более низкий по чину слуга не имел права подавать высокопоставленным гостям воду, поскольку стоял на социальной ступени намного ниже их. Есть мнение, что развитие цивилизации происходит по спирали. Сегодня современная культура питания включает в себя рестораны фастфуд, где предлагается есть гамбургеры и дёноры руками.
 

AufschneidenХвастаться, рассказывать небылицы, привирать
 
Это выражение изначально звучало так: «mit einem grossen Messer aufschneiden» (разрезать большим ножом). Под этим понималось, что хвастун разделывает небольшую порцию мяса несоразмерно большим ножом, иначе говоря – раздувает крохотную проблему, чтобы впечатлить результатом. Также существует еще один вариант объяснения этого выражения, берущий истоки из средних веков. При дворе существовало много обязанностей и должностей: стольник, виночерпий, ответственный за хлеб. Одной из низших обязанностей являлась разделка мяса и подача его на стол. Так как при этом использовался острый нож, то это занятие доверялась лишь надёжным слугам. Безусловно, связанная с этим ответственность склоняла некоторых из них к соблазну похвастаться этим. Иными словами, если кто-то хвалился, что удостоен чести нарезать и подавать мясо хозяину, то он, верно, хвастун!
 
Für jmdn. den Brotkorb höher hängenДержать кого-либо на коротком поводке
 
Многим известно, что в средние века возможности консервирования продуктов были ограничены. Съестные припасы было принято коптить, вялить, сушить – остальные продукты готовили свежими. Запасы, пригодные к длительному хранению: копченую рыбу, вяленое мясо, а также хлебобулочные изделия – подвешивали в корзинах под потолком кухни, чтобы уберечь их от крыс и мышей. В голодные времена корзину, обычно висящую на высоте хвата, поднимали выше, тем самым не давая возможности «перекусить» в любой момент. Хлеб был одним из важнейших, а для многих и единственным продуктом питания, поэтому корзину с хлебом поднимали повыше лишь в очень трудные времена. Неудивительно, что это выражение появилось именно в 17 веке, а точнее, во время Тридцатилетней войны.
 
Einen Haken habenИметь скрытую проблему (опасность)
 
Этой поговоркой пользовались еще в средние века. Речь идет о скрытой опасности. Всем известно, что для того, чтобы поймать рыбу, кроме той, что ловят сетью – нужно закинуть удочку. Также всем понятно, что рыбу ловят на крючок. Но рыба не слепая, поэтому важно скрыть крючок приманкой или червяком, тем самым, заставив рыбу проглотить крючок вместе с наживкой. Аналогично происходит и в повседневной жизни: слишком поздно становится ясно, что в каком-то деле не все было так здорово и безобидно, как казалось в начале, и что дело имело «einen Haken», но теперь, увы, уже поздно…
 
Die Kurve kratzenСмыться, исчезнуть
 
Средневековые города отличались узкими улочками и изначально были рассчитаны лишь на пешеходов и повозки, приводимые в движение ослами. Со временем появился более быстроходный транспорт – экипажи, которые при хорошей скорости на поворотах «цепляли» угол дома и либо выступающие ступицы колес царапали стены, либо повреждались сами кареты. Чтобы этого избежать, т.к. починка повреждений являлась дорогостоящей, жители угловых домов стали обкладывать их булыжником, а позднее, те, действительно стали называться «Kratzsteine». При этом кучеру приходилось держаться от них на достаточном расстоянии, чтобы не повредить колёса своей повозки.
 
Im Halse stecken bleiben; da bleibt einem die Spucke weg!
Застрять в горле; поразительно, сногсшибательно, шокирующе!
 
Среди школьников, наряду с другими спорами, существует такой, в котором необходимо съесть пачку солёных палочек, не запивая водой. На первый взгляд, задача кажется легкой, но сухие палочки быстро впитывают всю слюну, находящуюся во рту, и поэтому, через короткое время глотать становится невозможным. В средние века обвиняемому предлагалось в доказательство своей невиновности съесть кусок сухого хлеба, не запивая его водой. Этот, казалось бы, гуманный метод божественного провидения, с физиологической точки зрения – трудно выполним. Нередко от сильного стресса и психологического давления горло несчастного еще больше пересыхало, и застрявший в нем кусок «доказывал» вину. Относительно нашего времени: неотъемлемой частью рецензии на выступления эстрадного дивертисмента, особо яркое выступление отмечается критиками словосочетанием «смех застрял в горле», хотя не всегда ясно, что послужило тому причиной – черный юмор или высокое мастерство актера.
 
Die Hand ins Feuer legenОтвечать головой за кого-либо, дать руку на отсечение
 
Во времена инквизиции одним из наиболее болезненных испытаний было испытание огнем. При этом обвиняемый должен был держать некоторое время свою руку в огне, и судьям было неважно, испытывал ли бедняга в этот момент боль или нет. Скорее, невиновным считался тот, кто или совсем не обжигался, что, конечно, было большой редкостью, или тот – чьи раны заживали в кротчайшие сроки. От похожего средневекового испытания происходит выражение «ein heißes Eisen anfassen» (взяться за раскаленное железо, перен.знач. «заняться опасным, щекотливым делом»). При этом испытании обвиняемый должен был нести раскалённый кусок металла. Кстати, любой, кто был убежден в невиновности обвиняемого, мог вместо него пройти одно из этих испытаний. И хотя доподлинно неизвестно, решался ли кто-то заменить испытуемого, но выражение: «я уже обжегся на этом деле…» употребляется нами до сих пор.
 
Auf den Hund kommenОбнищать, прийти в упадок, прогореть, опозориться
 
Для этого выражения существуют несколько правдоподобных объяснений. В средние века было принято хранить деньги в доме, в деревянном сундуке. Народ в ту пору был суеверен, и потому рисовал или выцарапывал на дне сундука изображение собаки, задачей которой было охранять богатство. Изображение животного открывалось взору, когда на дне сундука талеров оставалось совсем немного. Это говорило о том, что человек обнищал. Другое объяснение гласит, что крестьяне использовали волов и ослов в качестве упряжных животных. А когда средства не позволяли купить вола или осла, то приходилось запрягать… собаку. Существует и третье объяснение этой поговорки: дворянин освобождался судом от повешения, несмотря на совершенное уголовное преступление. Чтобы показать, что ему подобает быть повешенным как собаке, его заставляли таскать мертвого пса по улицам города…
 
Mit Kind und Kegel(Явиться) со всем семейством
 
Несмотря на то, что игра в кегли является одной из излюбленных и старинных игр Германии, это выражение к ней не имеет никакого отношения. В словарях 15 века кеглей называли ребенка, родившегося вне брака. В данном случае имелось в виду присутствие всей семьи, в том числе, и внебрачных детей. Здесь речь идет о формах-близнецах, используемых также и в других немецких поговорках: «Mann und Maus», «Hof und Haus», так называемая аллитерация. Пример аллитерации можно встретить в поэзии Бальмонта: «Чуть слышно, бесшумно шуршат камыши». Использование слова кегля в таком контексте труднообъяснимо. Возможно, что «грубая» игрушка означала не сильно жалуемых незаконнорожденных отпрысков фамилии.
 
Torschlusspanik habenСтрах перед одиночеством
 
Вплоть до 18 столетия крепостные стены городов служили защитным сооружением, и в город можно было попасть только через ворота. Чтобы защитить город от случайного сброда, ворота на ночь закрывались, и попасть в него, равно как и покинуть – было уже невозможно. Путешественников, не успевающих до наступления ночи попасть в город, охватывал панический страх, т.к. путника, проводящего ночь за пределами крепостной стены, подстерегало немало опасностей. Страх остаться без спутника жизни и провести ее остаток в одиночестве, сравнивали с паникой надвигающейся ночи за пределами городских ворот. Время неумолимо летит вперед, с каждым годом оставляя все меньше шансов найти себе пару. Отсюда и пошло это выражение – Torschlusspanik haben.
 
Ein X für ein U VormachenОбманывать
 
Наша привычная система счисления образовалась сравнительно недавно. В Европе ее стали использовать лишь в 15 веке, а до того момента пользовались римскими цифрами. Позже стало ясно, что использовать арабские цифры гораздо легче. Римское написание цифр стало распространенным благодаря примыкающим к ним буквам, например: «Benedikt XVI». В римском языке знаком «X» обозначали как букву, так и цифру 10. Знак «V» был одновременно цифрой 5 и буквами «V» и «U». Такое положение дел позволяло не чистому на руку торговцу или заимодавцу ловко подправить цифру на доске, указывающую сумму долга, подрисовав к «V» два хвостика и получить «X». Отсюда и пошло выражение: «Ein X für ein U Vormachen».
 
Sich abspeisen lassenСогласиться с решением
 
В былые времена нередко случалось так, что невеста не была знакома с женихом. И поэтому, во время сватовства, чтобы не обидеть или, не дай бог, оскорбить жениха прямым отказом, придумали прибегать к некоторым уловкам. Например, можно было воспользоваться языком цветов. Наверняка многим известно, что символизирует букет из незабудок или алых роз и что при этом хочет сообщить поклонник. Об отказе имелась возможность сообщить вручением цикламена. Дословно это означало: «ты мне не интересен». Другой вид вежливого отказа был «abspeisen» – о своем решении жениху сообщали через… угощения. Т.е. ему предлагали отведать определенные блюда в зависимости от того, был ответ положительным или отрицательным. Так, в Гессене подавались колбасы и ветчина – если невеста выражала согласие, а сыр, наоборот – служил отказом. Кстати, вероятно, именно отсюда пошло другое немецкое выражение, если что-то не удается: «Es ist alles Käse». Случалось и так, что разочарованный жених не сразу соглашался с поданным на стол «решением» и «hat sich nicht abspeisen lassen»… Интересно, что и в России имелась своя традиция угощения сватов: невесте полагалось угостить их хлебом собственной выпечки. Считалось, что если хлеб у хозяйки вкусен – значит и нрав покладист.
 
Etwas ausbadenРасхлебывать чью-то кашу
 
В прежние времена, когда нелегко было приготовить и нагреть целую ванну воды, по традиции, все члены семьи пользовались одной и той же нагретой водой, и друг за другом, согласно внутрисемейной иерархии, мылись в ванне. В помывке также принимали участие слуги и девки, проживающие в доме. В зависимости от занимаемой «служебной ступени» они один за другим удостаивались «удовольствия» принять ванну с все холоднее и грязнее становящейся водой. Наконец, последнему приходилось сливать воду, переворачивая тяжеленную деревянную ванну, после чего тщательно ее чистить, равно как и банное помещение. От этой тяжелой и неприятной работы и пошла фраза «etwas ausbaden», когда человек становится ответственным за нечто, сделанное другим. Также из этого контекста в 20-м веке сформировалось еще одно негативное устойчивое словосочетание – «Baden gehen».
 
Hals- und BeinbruchЖелаю свернуть шею и сломать ногу! или Ни пуха, ни пера!
 
Это, на первый взгляд, жуткое пожелание вполне можно было бы объяснить суеверием. Не секрет, что, как правило, случается прямая противоположность желаемого. Причина в том, что счастье и удача имеют капризный характер, и пожелание удачи может произвести нежелательный эффект. Поэтому моряки, особенно известные своей суеверностью, желали друг другу перед плаваньем «Mast- und Schotenbruch» (сломанной мачты и оснастки). Но все же пожелание сломанной шеи и костей, вероятно, имеет совсем иные корни. При внимательном этимологическом анализе можно наблюдать, что эта фраза пришла из идиш, и является репрезентативной для ряда еврейских выражений, которые оставили свой след в немецком языке. В оригинале это фраза звучит «hatslokhe u brokhe» (удачи и блага). Ей нередко пользовались торговцы, особенно при заключении успешных сделок. Вполне логично, что для современников, не владевших идиш, эти слова звучали, как пожелание свернуть шею и сломать ногу…
 
Etwas auf den Sankt-Nimmerleins-Tag verschiebenОтложить, передвинуть на день Св. Никогда
 
Ранее для обозначения календарных дней не использовались привычные для нас сегодня 11-е ноября или 24-е июня, дни назывались по имени святого. Например, Мартин, Йохан или Гертруда. Один из дней в году до сих пор по всей Германии называют именем святого – это 31 декабря или Silvester. Если одному из дней «не доставалось» святого, то его отсчитывали от ближайшего известного дня. Таким образом «третий день после Петра» приходился на 25-е февраля. Уже в те времена люди пытались расцветить скучные выражения и придумали для невыразительного обозначения времени «никогда» парадоксальные выражения: «Если Пасха и Троица придутся на один день», или в России говорили: «Когда рак на горе свистнет». В этом контексте, иронизируя по поводу святочного календаря, народ придумал нового святого – Nimmerlein, вероятность фактического появления которого была равна нулю.
 
© Светлана Фойгт, FederКиль
 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте другие статьи на Переформате:

Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
     
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Спасибо, Переформат!
Наши друзья