Традиционно считается, что Бородинская битва была звеном продуманной военной стратегии М.И. Кутузова, которая, в конечном итоге, привела к победе. А победителей, как известно, не судят. Французские историки, напротив, говорят о том, что «битва на Москве-реке» (как они её называют) была навязана русской армии и стала для неё серьёзным потрясением. Возможно, истина лежит где-то посередине. С одной стороны, конечно, генеральное сражение было очень опасным для Кутузова, с другой – избежать его не было никакой возможности.
 

 
Сложная дилемма? Безусловно. И Кутузов хорошо её понимал, разрабатывая план обороны Москвы. По его задумке, вместо нежелательного генерального сражения должно было состояться несколько битв. Главной задачей было изматывать врага на подступах к городу, пока в близлежащих областях формировались резервные части. У села Бородино, расположенного как раз на перекрестке Старой и Новой Смоленских дорог, ведущих к Москве, должно было состояться всего лишь одно из таких локальных сражений. Место было отнюдь не самое удачное для русских, уступавших французам по численности. Армия запросто могла попасть в ловушку, если Наполеон задумал бы глубокий маневр по флангам. Но он не использовал эту возможность, не стал играть наперегонки.
 

На Переформате можно бесплатно получить легендарную книгу проф. А.А. Клёсова «Интернет: заметки научного сотрудника», которую высылает Академия ДНК-генеалогии. Здесь же можно сделать пожертвование на проекты ДНК-генеалогии буквально в один клик. Поддержите тех, кто работает для вас и продвигает настоящую науку.

 

Наполеон ждал главного сражения, своего нового Аустерлица, после которого намеревался победоносно въехать в кремлёвские ворота. Но сдавать Москву Наполеону явно не собирались. Об этом свидетельствует одна история, которую можно считать одним из первых случаев политического пиара или чего-то подобного. Граф Фёдор Васильевич Ростопчин, занимавший пост генерал-губернатора Москвы, предложил для обороны города применить инновационное по тем временам средство – аэростаты. Он доложил царю, что необходимо такое оружие, которого не ожидает неприятель. И воздушные шары с солдатами в корзинах, запущенные над французскими войсками, показались ему подходящим решением. Всего-то требовался благоприятный ветер, и Наполеон получил бы такой удар «с неба», которого явно не ожидал.
 
Затея Ростопчина оказалась, мягко говоря, слишком смелой. Однако это не помешало ему буквально накануне Бородино сообщить Кутузову, что вскоре русская армия получит веский аргумент в споре с французами. По крайней мере, по Москве поползли слухи о «еростате», который чудесным образом поможет одолеть врага. Один из современников писал: «Уверяли, что для истребления неприятельского войска где-то строится огромной величины шар с обширной гондолой, в коей поместится целый полк солдат с несколькими пушками и артиллеристами. Этот шар, наполненный газом, поднявшись на воздух до известной высоты, полетит на неприятельскую армию… и начнет поражать врагов как градом – пулями и ядрами, сверх того обливать растопленной смолою».
 

 
Запустить «еростат» должен был немецкий изобретатель-самоучка Франц Леппих. Это была интереснейшая личность во всех отношениях. Известно, что он родился в 1775 году в Нижней Франконии в крестьянской семье. Увлекшись механикой, он начал делать, как бы сегодня сказали, креативные проекты. Разумеется, нужда в финансировании заставляла его мыкаться от одного королевского двора к другому.
 
Сперва Леппих предложил проект боевого воздушного шара Наполеону, но тот не заинтересовался оригинальной идеей. Через несколько лет непоседливый немец обратился к российским представителям в Германии. Причём события развивались почти как в голливудском боевике. Накануне кампании 1812 года Наполеон отправил погоню за изобретателем, дабы чего не вышло, и Леппих, собрав свои чертежи и записи, спешно уехал в Россию. Ему помогли русские агенты, переодетые в гражданское и работавшие в обстановке строгой секретности. Когда императору Александру I доложили о «летучей машине», он немедленно принял решение о финансировании проекта.
 

 
Проекту Леппиха дали зелёный свет. Уже тогда граф Ростопчин говорил: «Для меня будет праздником знакомство с человеком, чье изобретение сделает бесполезным военное ремесло, избавит человеческий род от его дьявольского разрушителя», подразумевая под последним, конечно же, Наполеона. Немецкий изобретатель получил секретную резиденцию в Подмосковье. Более того, для дезинформации французских агентов придумывались слухи. Пока работы по строительству военного аэростата шли за высоким забором, в щели которого подглядывали многочисленные зеваки, официально говорилось, что строится то ли землеройная машина, то ли подводный корабль.
 
Но несмотря на вложенные средства, привлечённые кадры и трепетные ожидания, практические испытания поставили под угрозу саму идею проекта Леппиха. Увы, в России столь часто огромные средства тратились впустую, а воображаемая грандиозная затея оборачивалась пшиком, что этому перестали удивляться. Так вышло и на этот раз: построенный аэростат не смог подняться в воздух. Александр I постарался сделать хорошую мину при плохой игре и заявил, что несмотря на неудачу, идея о воздушных шарах, спешащих на помощь армии, поможет поднять боевой дух. На самом деле это был большой мыльный пузырь.
 
Буквально за несколько дней до Бородинской битвы фельдмаршал Кутузов спрашивал у графа Ростопчина, когда боевые аэростаты можно ожидать в войсках. Но ответить было нечего. Вместо этого Франц Леппих быстро свернул работы и предпочёл эвакуироваться в Ораниенбаум под Петербургом. После того, как и на новом месте не удалось построить боевой аэростат, немецкий механик покинул Россию. Его следы затерялись где-то в Европе. Поговаривали, что Наполеону рассказали о незадачливом проекте, что его немало позабавило.
 
Как бы то ни было, на Бородинском поле русская армия смогла рассчитывать только на свои собственные силы. И лишь благодаря неимоверному героизму и жертвам Наполеон не увидел под Москвой нового Аустерлица. Вне зависимости от того, что пишут об исходе Бородинской битвы современные историки, именно она стала началом конца наполеоновского блицкрига в России.
 
Всеволод Меркулов,
кандидат исторических наук
 
Перейти к авторской колонке
 

На Переформате можно бесплатно получить легендарную книгу проф. А.А. Клёсова «Интернет: заметки научного сотрудника», которую высылает Академия ДНК-генеалогии. Здесь же можно сделать пожертвование на проекты ДНК-генеалогии буквально в один клик. Поддержите тех, кто работает для вас и продвигает настоящую науку.

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте другие статьи на Переформате:

10 комментариев: Недаром помнит вся Россия… про немецкий аэростат

  • Евгений Нефёдов говорит:

    Весьма интересный факт из истории России. Благодарю, что напомнили и подробно всё описали!

    • V. M. говорит:

      Спасибо, уважаемый Евгений. Это из моей публицистики =)

  • Сергей В. Ч. говорит:

    Чем дальше в лес, тем сильнее чувство, что школьную историю можно и не учить. Не будет заблуждения относительно собственной осведомлённости о делах давно минувших дней. Между тем, если говорить о голливудском «кине», то оно должно быть жанра «конспиролохического». Здесь «налицо» заговор. Александру I подослали этого учёного, в печке печёного, чтобы в итоге русская армия положилась на эту «Звезду Смерти», а не на свои проверенные силы.

    • Евгений Нефёдов говорит:

      По-моему, Вы немного преувеличиваете! Проект действительно был интересным, единственное – для начала 19-го века труднореализуемый. Но чуть позже подобное освоение воздушного пространства пошло достаточно интенсивно – воздушные шары, аэростаты, дирижабли и прочее. Просто Липпих опередил своё время на несколько десятков лет. Но направление было верным и вполне интересным. И если бы ему удалось реализовать проект – это действительно был бы номер! Посильнее Фауста Гёте.

    • Игорь говорит:

      Ученый ученым, а Ростопчин своим поджогом Москвы все-таки поспособствовал тому, чтобы Наполеон поскорее ретировался из города. А что касается Бородино, то русская армия выстояла благодаря героизму и жертвам 2-й армии, а также личной самоотверженности самого князя Багратиона.

      • V. M. говорит:

        Абсолютно с Вами согласен, уважаемый Игорь, безотносительно оценки самого пожара (понятно, что любой пожар это плохо).

      • Евгений Нефёдов говорит:

        Думаю, хотя бы чисто психологически такая летающая и палящая по их позициям махина – могла бы сильно впечатлить французов. Я бы не стал сбрасывать это со счетов. Да к тому же – если бы оттуда вёлся действительно более-менее интенсивный и безнаказанный огонь по французским войскам, то чисто военный смысл у этой затеи мог бы быть. Единственное, конечно, реализовать это в работающем виде средствами той эпохи вряд ли было возможно! Даже если бы им удалось поднять пушки – в любом случае, первый же пушечный залп с этой конструкции – мог бы её разрушить, ну или, как минимум, своей отдачей привёл бы в неуправляемое состояние. Да и ответным огнём французы могли бы её сбить. Но всё равно, если бы этот аппарат поучаствовал в сражении, это было бы очень интересно!

  • Виктория В.С. говорит:

    Как бы всё очень логично), граф Ростопчин просто креативный мужик был. Не получилось поджечь французов с неба, поджёг Москву. Хотя никакого толку от этого аэростата не было бы, даже, если бы он взлетел. Хорошо, что этого не получилось, потому что это была бы бесполезная «темная лошадка». А для победы нужно достоверно оценивать ресурсы (во всех компонентах) свои и противника.

    • V. M. говорит:

      >> Хотя никакого толку от этого аэростата не было бы… — Согласен!

  • Doq говорит:

    Я читал про эту историю ещё в детстве в советское время. Разве что картинки-реконструкции такой не было. Верфь была сделана где-то не то под Малоярославцем, не то под Боровском. К концу августа опытный экземпляр был готов. Строили вроде бы сразу два, но второй до лётных испытаний не довели. Он поднялся в воздух! На привязи, невысоко, на несколько метров. Конструкция вышла перетяжелённой, над ней было нужно ещё работать и работать. Беда в том, что автор обещал, что аппарат сможет маневрировать в потоках ветра с помощью этих вот «вёсел». Но управляемость его оказалась вообще никакой. На беду, начались ещё дожди. Оболочка намокла и вообще перестала подниматься в воздух. Газом её наполняли каким-то кустарным, типа «свечной газ», помесь водорода с CO. На чистом водороде в сухую погоду конструкция могла бы летать. Но поблизости уже были французы. Короче, все это дело сожгли, и проект свернули. Про работу автора проекта потом в Ораниенбауме я впервые читаю тут. Может быть, почему бы и нет?

Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
   
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Спасибо, Переформат!
  
Наши друзья