Юг Сербии – следующая территория, предназначенная на изъятие при помощи проверенного и эффективного инструмента – «албанского фактора». На первое место в узловых внутренних проблемах выходит вопрос: удастся или не удастся Сербии сохранить в своем составе очередную «проблемную зону». Слабые попытки сербской власти прозондировать почву насчет возможного раздела Косово так и остались инициативой, повисшей в сербском политическом пространстве. Однако она вызвала бурную реакцию в албанском лагере. Бывший коммунистический функционер, а ныне влиятельный косовский политик Азем Власи предупредил Сербию, что в Косово никто не будет и речи вести о разделе. Однако курс на присоединение севера Косово к Сербии откроет вопрос раздела самой Сербии, т.е. присоединения к Косово «Прешевской долины», как албанцы называют юг Сербии.
 

 
Вдобавок США выдвинули ультиматум: Сербия не может вступить в ЕС, не решив проблему Косово и не согласовав границы с соседним государством. Заместитель госсекретаря США Филипп Гордон пояснил, что «ЕС сам решит, будет ли формальное дипломатическое признание Косово условием для вступления». И Евросоюз решил – в направлении, указанном Вашингтоном. 22 июня 2011 г. депутаты немецкого парламента приняли резолюцию о том, что до конца переговорного процесса о вступлении Сербии в ЕС Сербия будет должна фактически признать Косово: «признание должно лечь на стол, и если его не будет, то германский парламент не поддержит вступление Сербии в ЕС».
 
По оценкам, Сербии потребуется минимум 8 лет собственно для вступления в ЕС. При этом препятствий и затягиваний с её принятием не будет… при выполнении Сербией всех условий. Очевидно, запущен механизм фактического отделения Косово и неприкосновенности его территориальной целостности. Но подобно бульдогу, намертво вцепившемуся в горло, албанские силы неуклонно движутся в направлении освоения еще одной части сербской территории. И, похоже, препятствий на этом пути они не встретят. Сербская власть не реагирует на агрессивные призывы и действия албанской стороны, угрожающие конституционному порядку и территориальной целостности страны. Она не решает проблему, угрожающую «взорвать» Сербию, ни стратегически, ни практически.
 

14 мая 2011 г. член Президиума Албанской демократической партии, представитель премьера Албании Сали Бериши Азган Хаклай в ходе своего визита в г. Прешево официально потребовал объединить все албанские территории в одно государство. Прибыл он на мероприятие албанцев в с. Ораовица (теперь населенное исключительно албанцами), где прошли «торжества», посвященные 10-летнему юбилею «борьбы Освободительной армии Прешево, Буяновца и Медвежьи» (ОАПБМ).*
 
Двумя неделями ранее в г. Гнилане (Косово) состоялось совещание политических кругов юга Сербии и косовских албанцев (присутствовали председатель общины Прешево и лидер самой влиятельной албанской партии в Сербии – Демократической партии албанцев Рагми Мустафа и его заместитель Орхан Реджепи, председатель общины Буяновац Йонуз Муслию и другие политические лидеры косовских албанцев). По итогам заседания было принято решение: «проблему Прешево» следует решать в рамках переговоров Приштины и Белграда; всем учреждениям Тираны и Приштины содействовать «возвращению» общин Прешево, Буяновац и Медвежья «независимой Республике Косово»; в адрес международного сообщества выдвинуто требование оказать давление на правительство Сербии, чтобы оно «не препятствовало свободному волеизъявлению населения Прешевской долины».
 
В чем заключается суть вопроса: в трех общинах на юге Сербии проживают около 90 тыс. человек. Согласно переписи населения 2002 г. албанское население Прешево, Буяновца и Медвежьи составляет соответственно 89%, 54,7% и 26,1%. Из 61,6 тыс. албанцев, проживающих в Сербии, на долю юга страны приходится 57,5 тыс. человек. (На юге Сербии проживают и представители других национальностей – черногорцы, цыгане, бошняки, горанцы.)
 
Самое крупное албанское сообщество в Сербии находится в общине Прешево (Пчиньский округ). Положение Прешево из этих трех общин имеет особое стратегическое значение. Она расположена на границе с Македонией, по ее территории проходит международный Коридор-10 по линии Белград-Скопье-Солоники-Афины, трасса М-25.2, а вблизи находятся три международных аэродрома – Ниш, Скопье, Приштина. Община Буяновац (также Пчиньский округ) расположена в центре коммуникационных путей авто- и железнодорожных магистралей по Коридору-10 недалеко от указанных международных аэродромов и пограничного перехода с Македонией. Община Медвежья находится в Яблоницком округе, через ее территорию проходит автомагистраль М9 Лесковац-Приштина, эта община особенно богата природными ресурсами (цинк, олово, золото, серебро).
 
В экономическом аспекте Прешево, Буяновац и Медвежья относятся к беднейшим регионам Сербии. Так, в Прешево уровень безработицы в настоящий момент достигает 70% трудоспособного населения. Но сербская власть, столь сильно ориентированная на европейскую интеграцию, практически ничего не делает для развития потенциала региона, связующего юг и север страны.
 
Медвежью называют «забытой общиной», повсеместным явлением в ее жизни является угасание сельского хозяйства (основной отрасли экономики), безработица (не имеет работы треть трудоспособного населения общины), обнищание и отток населения (сербов – в Лесковац, Ниш и Белград, албанцев – в Косово и Метохию, где легче найти работу), закрытие сельских школ, массовая продажа домов и даже отключение телевидения за неуплату. В общине есть районы, в которых годами не слышен детский смех, нет молодых людей, не заключаются браки, единственными событиями становятся похороны немногих оставшихся стариков.
 
В политическом плане албанские лидеры Прешево и Буяновца тяготеют к Косово и Албании. В Медвежье большинство состоит из сербов, свое будущее связывающих с Белградом. Албанские партии юга Сербии, за исключением Партии демократического действия Р. Халими, почти не участвуют в политической жизни на республиканском уровне, однако их внимание сфокусировано на местном уровне, особенно на борьбе за местную власть, за государственные институты – полицию, правосудие, таможню и т.д. И их усилия не безрезультатны: в общинах Прешево и Буяновац на локальных выборах регулярно побеждают албанские партии.
 
После военной агрессии НАТО на Югославию и фактической оккупации Косово силами альянса борьба албанских политических групп за консолидацию албанских территорий и укрепление «албанского фактора» на Балканах не прекратилась. Более того, она приобрела наступательный и системный характер. Теперь – на сербскую власть, от которой албанцы требуют признать независимость Косово и присоединить к нему юг Сербии. Так, в 2006 г. была принята декларация, в которой местные этнические албанцы требовали от центральной сербской власти признания за ними прав официально использовать албанские национальные символы и отмечать албанские государственные праздники. Тогда декларация была сразу же направлена в западные посольства и неправительственные организации, действующие на территории Сербии. В ответ Белград через законодательство, касающееся формирования Национальных советов, предоставил национальным меньшинствам право легального использования национальной символики.
 
В 2007 г. вновь как о действующем политическом факторе заявила о себе Освободительная армия Прешево, Буяновца, Медвежьи. Напомним, что ОАПБМ действовала с 1999 по 2001 гг., являясь подразделением Армии освобождения Косово. Она состояла из полутора тысяч боевиков, целью ставилось отделение от СРЮ «Восточного Косова» (Прешево, Буяновац, Медвежья) с перспективой присоединения их к «независимому Косову». После завершения бомбардировок НАТО между Косово и югом Сербии, согласно Военно-техническому соглашению (Кумановское соглашение, подписанное 9 июня 1999 г.), была создана сухопутная зона безопасности, длиной 402 км и шириной 5 км. Здесь было запрещено присутствие Армии Югославии, а сербским полицейским подразделениям разрешалось использовать лишь легкое стрелковое оружие. Это открыло «зеленый свет» для албанских экстремистов из Косово для совершения диверсионно-террористических вылазок против полиции и граждан Сербии. В 2001 г. произошел вооруженный бунт албанцев юга Сербии во главе с ОАПБМ и проведена серия террористических атак против представителей власти и полиции Сербии.
 
Международное сообщество несет львиную долю ответственности за эскалацию конфликта на юге Сербии, т.к. именно американский контингент КФОР контролировал зону «Восток», из которой вооруженные боевики ОАПБМ перебазировались в сухопутную зону безопасности и осуществляли нападения на представителей армии и полиции СРЮ. КФОР не только не разоружил Армию освобождения Косово, но и не препятствовал ей рекрутировать албанцев-добровольцев. Бойцы ОАПБМ во время диверсионно-террористических вылазок чувствовали себя вполне защищенными, учитывая, что НАТО ввело запрет на применение тяжелой артиллерии в сухопутной зоне безопасности, т.е. для них демилитаризация означала лишь облегчение условий для наступлений.
 
С момента подавления бунта установилась внешне стабильная, хотя и весьма хрупкая ситуация. Однако периодически повторялись случаи нападений на представителей власти. В 2007 г. так, по сути, и не распущенная АОПБМ в День албанского флага провела ралли, участники которого выступили с лозунгами «Референдум 1992** плюс Армия освобождения Прешево, Буяновца, Медвежьи», «Прешевская долина без жандармерии».
 
Одновременно участились случаи осквернения православных святынь, причем на православные религиозные праздники (церковь Св. пророка Илии около Вранья, церковь Св. Константина и Елены в Великом Трновце, церковь Св. Параскевы в Лучанах, церковь Св. Георгия в с. Ораовица в общине Прешево). В селе Ораовица, например, сербское население в котором некогда составляло большинство, с 1996 г. не проживает ни одного серба. Их выселение проходило под давлением, а когда оно завершилось, то экстремисты осквернили и разрушили сербское кладбище, не оставив в целостности ни одного памятника. Террористические вылазки продолжались и далее. Министр внутренних дел Сербии Ивица Дачич, ссылаясь на источники в западных разведслужбах, указывал, что в Косово существуют определенные круги, закупающие оружие и провоцирующие нестабильность.
 
В аспекте криминализации региона, по данным Европола, Управления по борьбе с наркотиками США (Drug Enforcement Administration) и Интерпола, пространство Юго-Востока Европы подконтрольно организованным криминальным группам, сформированным по этно-территориальному признаку. Совет Европы в своем докладе о ситуации с организованной преступностью на Юго-Востоке Европы (март 2010 г.) обозначил Албанию как транзитный коридор, а албанские группы – как ключевые факторы торговли героином в регионе. Отмечалось, что именно для албанских групп характерна практически военная организация и особо соблюдаемый режим конспирации. При этом приводились данные о том, что сама албанская полиция контролирует около 20 групп-поставщиков наркотиков.
 
Этот важнейший аспект безопасности следует учитывать и России. Как известно, на Афганистан приходится примерно 80% мирового производства героина. Из Афганистана он поступает в Турцию и Болгарию, далее разделяясь на три направления: центральный поток идёт через Сербию, Венгрию (а также Хорватию и Словению) в Австрию, Германию и Голландию; боковые ветви – через Румынию и через Болгарию, Македонию, Косово и Черногорию в Италию и далее в страны ЕС.
 
Одним из главных дистрибьютивных центров всего Балканского полуострова является село Велики Трновац (община Буяновац, на административной границе с Косово, население – около 10 тыс. человек, исключительно албанцы). Велики Трновац находится также вблизи от границ с Болгарией, Албанией и Македонией, превратившись в настоящий «перекресток наркомагистралей». Через него идет героиновый поток из Афганистана, Пакистана, Ирана и Турции. Здесь находятся склады и идет упаковка «товара». По некоторым оценкам, ежегодный оборот наркотических веществ, осуществляемый через Трновац, составляет около 50-60 тонн героина, который через Албанию и Черногорию поступает в Италию, частично оседает в Сербии и далее поступает в другие западноевропейские страны.
 
Велики Трновац недаром называют «героиновыми воротами Запада». В процесс дистрибьюции героина фактически вовлечено все население региона – около 6 тыс. человек. Интерпол отмечал, что там постоянно готово к продаже по меньшей мере три тонны героина. Итальянский Центр по борьбе с мафией указывал, что 70% наркотиков, предназначенных для западноевропейского рынка, идет через Прешево и Великий Трновац, а весь процесс контрабанды контролируют семейные кланы Османи, Халифи и Буньаку. Итальянцы отмечали, что регион крайне криминализирован, а сербские власти не реагируют адекватно на эту ситуацию. При этом сами сербские полицейские отмечают особые трудности, связанные с пресечением преступной деятельности, связанной с наркобизнесом. В нем действуют исключительно семейно-клановые связи, поэтому внедрение или инсайдерская информация практически невозможны. Организация поставлена настолько «хорошо», что даже приблизиться к Велики Трновцу для полиции представляет проблему (ссылка).
 
В настоящее время сербы стараются лишний раз не приезжать в Буяновац, атмосфера царит враждебная. Но, в отличие от власти, сербское население само предпринимает инициативы, чтобы отстоять свои интересы. В начале 2011 г. была подписана петиция, в которой от власти требовалось прекратить искусственную албанизацию региона и создать независимую комиссию с целью установления истинного числа населения на юге Сербии и его национальное соотношение (выяснилось, что во время последней переписи населения в 2002 г. во многие населенные пункты с чистым албанским населением переписчики даже не решались войти). По итогам переписи последовало завышение числа албанцев, хотя, как утверждает сербская сторона, многие из них проживают в Косово, а зарегистрированы в Буяновце фиктивно. Завышенное число албанцев своим практическим следствием имело почти полное исключение сербов из органов местного самоуправления (формирующегося пропорционально национальному составу). А если власть откажется принимать адекватные меры, то сербские лидеры предлагают разделить общины на две части – Буяновачку Баню (большинство – сербы) и Велики Трновац (большинство – албанцы).
 
В августе 2009 г. албанские политические силы юга Сербии на основе положений декларации 2006 г. выдвинули новую инициативу – о выделении особого региона «Прешевская долина». Риза Халими особо акцентировал внимание на создании единых, исключительно этнически албанских структур управления регионом. При этом председатель скупщины Прешево С. Хисени лукаво заявлял, что в требовании создания этнического региона «сепаратистских целей» не содержится.
 
Конгресс в Тиране 30 октября 2010 г. стал отправной точкой решительного наступления с целью реализации вековых албанских устремлений. Главы общин Прешево и Буяновац сформировали движение «За природную Албанию». Идея «природной Албании» существует с 1877 г., ее сторонники искали поддержки своего проекта у Турции, Габсбургской монархии и Италии, после Второй мировой войны – у СССР, Китая и США. «Природная Албания» должна охватить населенные албанцами территории Албании, Греции, Македонии, Сербии и Черногории. Практические действия для реализации этого проекта, как считает директор Института по региональному прогнозированию (Тирана) Коча Данай, будут таковы: албанское население в этих государствах проведет собственные референдумы о формировании единого албанского государства. Цель одна – решение «албанского вопроса» путем создания единого албанского государства. Коча Данай – не только директор научно-исследовательского учреждения, он – бывший советник трех последних албанских премьеров и «реставратор» идеи «Великой Албании». И он также утверждает, что данная идея пользуется поддержкой всего международного сообщества.
 
Помимо давления на сербскую власть албанские лидеры требуют осуществления конкретных мер: демилитаризации региона, прекращения акций спецподразделений сербской полиции, пропорционального представительства албанцев в государственных институтах, признания дипломов, выданных в Приштинском университете после февраля 2008 г. и учебников из Косово, а также освобождения албанцев, арестованных сербскими полицейскими силами в декабре 2008 г. по подозрению в принадлежности к Гниланской нелегальной военной группировке.
 
Сербская власть для албанцев уже сделала следующее: после подписания Кумановского соглашения изменила закон о локальных выборах, ввела пропорциональную систему и открыла путь к формированию албанского большинства в системе местной власти. На выборах в июле 2002 г. в местные парламенты Прешево, Буяновце и Медвежье представители албанских партий победили и сформировали органы местной власти. Далее в июне 2001 г. при посредничестве миссии ОБСЕ в этих трех общинах была создана мультиэтническая полиция. Примечательно особое участие миссии ОБСЕ. Для увеличения присутствия албанцев в системе правосудия миссия начала обучение албанских юристов, чтобы облегчить им сдачу экзаменов для поступления на госслужбу. И не менее примечательно, что создание албанского университета «Stuhl University» в г. Тетово (Македония, на границе с Косово) также произошло под давлением и контролем ОБСЕ на средства ЕС.
 
Далее в Медвежье были открыты экономический и юридический факультеты Нишского университета, преподавание на которых ведется на сербском и албанском языках. Хотя албанская молодежь в основном получает образование в албанских университетах Приштины, Тетово и Тираны. Но албанские требования идут дальше: обучение медицине, машиностроению, электротехнике, строительству, архитектуре, информатике, актерскому мастерству. Албанским лидерам не понятно, «в чем проблема, если албанец в Сербии на своем родном языке будет иметь паспорт, водительское удостоверение, свидетельство о рождении», «и почему ребенок, рожденный в Гнилане (Косово), не может быть жителем Буяновца»… Следующий шаг вполне логичен – полный перевод коммуникаций на юге Сербии на албанский язык. В Прешево, например, документация заседаний Скупщины на сербский язык уже не переводится вовсе. Предлог – подавляющее большинство депутатов составляют албанцы, а несколько сербов в их составе и так знают албанский язык.
 
Бывший командир ОАПБМ, а ныне заместитель председателя Скупщины общины Прешево О. Реджепи говорит о 30-летнем этапе албанской борьбы за «природную Албанию», прошедшей путь от демонстраций до автомата на плече. Именно Реджепи озвучил тезис, что Прешево до 2013 г. станет частью Великой Албании и призвал более не испытывать иллюзий насчет дальнейшей судьбы Прешево. Чтобы их не возникало, в первую очередь, у сербской власти бдительно следит внешний фактор. К примеру, даже на таких рабочих мероприятиях, как заседание, посвященное двухлетию реконструкции Координационного совета (март 2011 г.)***, присутствовали посол США Мэри Ворлик и представители других западных посольств и организаций.
 
Таким образом, власть Сербии, не желающая выполнять свой конституционный долг по защите конституционного порядка и территориальной целостности страны, оказалась в системе двойного подчинения – у международного сообщества и албанских политических сил, диктующих Сербии свою волю. За объединение албанцев на единой территории вооруженным путем уже боролись Освободительная армия Косово, Албанская национальная армия в Македонии, Освободительная армия Прешево, Буяновца и Медвежьи. Теперь, после Косово, вопрос о судьбе юга Сербии албанские политические силы переводят на международный уровень, связывая его с переговорами Белграда и Приштины.
 
Тем временем Албания вводит единые программы образования для албанцев соседних государств. Этой мерой в долгосрочной перспективе планируется преодолеть пресловутую разобщенность и межклановую вражду албанцев. Албанские политические лидеры неизменно поддерживают настроения самоизоляции, поскольку в перспективе они облегчат перекройку границ по этническим линиям. Албанская элита видит великоалбанские сны XIX века, а государство Албания, официально не поддерживая проект «Великой Албании», при помощи англосаксонской политики постепенно начинает их реализовывать на практике. Идею «Великой Албании» поддерживают 81% опрошенных косовских албанцев, 62% – в Албании и 51% в Македонии. (Всего на Балканах проживают около 6 млн. албанцев). Реализации проекта «Великой Албании» способствует и мощное албанское лобби в странах Запада.
 
Принимая решения, Белграду следует учитывать главное: албанская политика носит непримиримый националистический характер, она не признает компромиссов и сотрудничества, отличается резкой нетерпимостью, стремится к быстрым и ощутимым результатам. Неуклонно идет интеграция албанцев в сербское общество – по линии освоения сербских госинститутов с сохранением отчужденности и замкнутой структуры. Поэтому пресловутая мультиэтничность на практике оборачивается вытеснением сербской части и дальнейшим обособлением албанской.
 
Сербская власть целенаправленно не работает в направлении борьбы с оргпреступностью, криминалом, наркотрафиком регионального/европейского уровня, оздоровления социально-экономической ситуации, защиты интересов сербских граждан (поскольку именно их интересы ущемляются наиболее остро – стране прямо угрожают изъятием следующей «албанизированной» части Сербии). Но этой «албанизации» предшествуют годы бездействия, а фактически, косвенной поддержки албанского сепаратизма со стороны правящей коалиции. Складывается впечатление, что сербская власть умышленно создает условия, ослабляет госсистему, сводит на нет присутствие Сербии на юге страны, и эти «бреши» умело используются албанскими сепаратистами.
 
При благосклонном отношении Запада к «великоалбанским фантазиям» и пассивной позиции официального Белграда развивается очередная национальная катастрофа Сербии – демонстративное и наглое изъятие следующей территории и ее ресурсов.
 
Анна Филимонова,
кандидат исторических наук
 
Перейти к авторской колонке
 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте другие статьи на Переформате:

2 комментария: Балканы шаг за шагом идут к Великой Албании

  • Алексей говорит:

    Не могу понять только одного: почему молчит Россия?

Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
     
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Спасибо, Переформат!
  
Наши друзья