На примере «Республики Косова» западными центрами силы в настоящее время осуществляется методика формирования нового вида квазигосударственного формирования, который можно классифицировать как аномальный криминалитет международного масштаба. Речь идет о глобальном переформатировании пространства Юго-Восточной Европы, когда на европейские страны, не входящие в первый эшелон, распространяется формула «назад, в рабство и варварство». Это модель авторитарного внешнего управления с имманентными характеристиками немилосердного ограбления, разорения природной среды, изъятия ресурсов, создания нежизнеспособной экономики (disastrous economy) и мертворожденных органов государственной власти на фоне крайней пауперизации населения.
 

 
Однако и это не предел. Для удержания нужной степени контроля над столь обширными пространствами необходимо не только отсечь национальные государства от самобытно-цивилизационного пути развития, но и поддерживать на внешнем и внутреннем плане определенный уровень деструктивного потенциала, прежде всего, криминального характера. В связи с этим был инициирован процесс ускоренной криминализации региона Восточной Европы (включая Балканы), государственных структур и гражданского общества. Криминальные силы приобрели настолько мощный размах, что, как отмечает известный французский криминолог Жан-Франсуа Гейро, работает почти совершенная лаборатория создания девиантных государств как части криминального корпуса новой Европы.
 

В криминально-коррупционной петле, захлестнувшей Балканский регион, роль мафиозной цитадели играет «Республика Косова», которая под охраной военных баз США беспрепятственно развивает наиболее опасные отрасли криминальной деятельности. Прежде всего, речь идет о транзите наркотических веществ.
 
Основной поток наркотиков в Западную Европу поступает из Афганистана и азиатских стран через Турцию и балканские коридоры. Балканы играют ключевую роль: через них идет 80% наркотрафика. Балканские нарко-коридоры подразделяются на северный героиновый (Афганистан – Турция – Венгрия – Румыния) и южный кокаиновый (Турция – Греция – Македония – Албания – Италия) потоки. Турция стала столь мощным «опорным пунктом» наркомафии, что даже та часть, что попадает в руки полиции, более чем впечатляет: только во второй половине 2011 г. наркотиков здесь было конфисковано больше, чем в 27 странах ЕС вместе взятых. Транзит и снабжение Балканского региона и Западной Европы осуществляют подавляющей частью албанские криминальные группировки, связанные с итальянскими, черногорскими, турецкими и курдскими наркокартелями (последние на территории Ирака, Ирана и Центральной Азии располагают мощной сетью каналов поставки наркотиков из Афганистана).
 
«Приштинская республика» выполняет две криминогенные функции. С одной стороны, она сама по себе является источником организованного криминала, о чем свидетельствует наличие паравоенного диверсионно-террористического формирования под названием Освободительная армия Косова (АОК, УЧК – сокращ. от албанск.), лишь косметически замаскированного под т.н. Силы безопасности Косова и Косовскую полицию. С другой стороны, она представляют собой зону «трансляции криминала» на европейский и другие региона мира.
 
Первая криминогенная функция «проекта Косова» заключается в полном контроле квазигосударства «Республики Косова» бывшими боевиками АОК. Они занимают стратегические позиции, полностью управляют «государственным аппаратом» и общественно-политической жизнью; гражданское население подвергается институализированному политическому, психологическому и физическому насилию.
 
Террор собственного населения осуществляется, как указывают западные источники, руками косовской разведслужбы K-SHIK, взявшей на себя карательные функции по расправе с политическими оппонентами правящей экспозитуры. Одобрение на подобные действия по-прежнему поступают от «хозяина косовского проекта». Этот тезис подтверждает бывший глава K-SHIK Кадри Весели, ключевой политический партнер «косовского премьера» Х. Тачи: «Мы располагали поддержкой многих партнеров – 25 разведслужб… но США, они помогали нам очень много».
 
Подразделения K-SHIK развязали кампанию политического террора после завершения бомбардировок СРЮ 1999 г. силами НАТО и ввода международных сил в Косово. Тогда тысячи сербов и албанцев, нелояльных «победоносной» АОК, были убиты. Высокий представитель США в Косово (предпочитающий сохранить анонимность) утверждает, что спонсором K-SHIK являлось ЦРУ и то, во что она превратилась, «был метод сохранения контроля над преступностью и политикой в Косово». У Весели были прямые контакты с американской и английской разведками – говорит Флорин Красничи, бывший боевик УЧК, затем – член косовского «парламента», – «все, что хотели американцы или англичане, он преподносил им на блюдечке… Кадри Весели финансировался, поддерживался, получал снабжение от их служб». Итак, несмотря на все данные о деятельности K-SHIK, США и страны НАТО продолжают оказывать ей поддержку. И Хашим Тачи по-прежнему получает высочайшую поддержку Вашингтона…
 
В условиях дисфункции органов управления «Республики Косова» криминальные структуры являются не теневой, а истинной властью. При этом криминальные группировки не срастаются, а изначально являются частью клановой и «государственной» системы. Методы, применяемые ими, крайне агрессивны, это олицетворение «криминала воинствующего». Причем криминала международного масштаба: криминальные картели контролируют целые регионы, а их «индустрия» отвоевывает себе все большие пространства как в Европе, так и в США, превращаясь в ночной кошмар полицейских подразделений этих стран. Албанская мафия находится на пятом месте в рейтинге мировых организованных криминальных структур, но ее отличает «огромный потенциал роста». Он основан, прежде всего, на том, что становится непреодолимым барьером для полицейского оперативного внедрения: язык, обычаи, кровные связи. Кроме того, именно семейные узы позволяют ей создавать неразрывную криминальную цепь: представители албанских кланов выдают своих дочерей за «коллег по цеху» из Афганистана и Турции, обеспечивая связку «производитель – склад – потребитель товара». Так процветает криминальный семейный бизнес.
 
Полученные доходы идут, помимо прочего, на финансирование УЧК («черные фонды» наркокланов не подлежат никакому контролю), которая находится под защитой покровителей «проекта Косова» – США. Последним контроль над Косово необходим ради существования военных баз, обеспечивающих контроль над Юго-Восточной Европой с выходом на нефтяные регионы Ближнего Востока. На Балканах функционируют следующие военные объекты, используемые НАТО и собственно базы НАТО: Венгрия (авиабаза «Ташар»), Румыния (авиабаза «Девеселу», порт Констанца, аэродром «Когалиначеу»), Болгария («Ново Село», морская база «Айтос» около Бургаса, аэродром «Безмер» около Ямбола, авиабаза «Граф Игнатьев»), Босния и Герцеговина (около Баня Луки, Мостара и Сараева, а также небольшая база около Добоя), Хорватия (Шепурине, Слунь, Джаково, Пула), Македония («Петровец», база около Куманово, «Криволак»), Греция (базы на Крите и около Лариссы) и, наконец, Косово («Бондстил», две базы «Монтиф» около Гнилане, база около Витины, артиллерийский центр около Качаника, база около села Баловац район Подуева). Без поддержки НАТО (по сути, западных центров силы) УЧК, как карательное формирование, объединяющее, как указывает Гейро, глав мафиозных кланов и предназначенное лишь для расправы с мирным населением, никогда не смогло бы получить власть.
 
Замаскированная УЧК начинает активироваться и заявляет о себе как о силе, способной вновь взорвать регион. Так, в апреле 2012 г. в Македонии произошло жестокое убийство албанцами пяти македонцев. После этого, как сообщают македонские спецслужбы, на границе с Косово было зафиксировано появление крупной албанской паравоенной структуры, на униформе которой стояла эмблема УЧК. Вооруженные группы албанцев в униформе УЧК были замечены и в районе македонских городов Скопье и Тетово. Болгарское издание «Novinite» отмечает, что дестабилизация Македонии «за полчаса» может вызвать международный конфликт в Албании, Сербии, Косово, Болгарии, Греции, Румынии и Турции.
 
Международный уровень деятельности проявляется во второй криминогенной функции албанской мафии – срастании наркоторговли с международной террористической деятельностью, с радикальными исламистскими течениями. Еще во время косовского конфликта общеизвестным был факт, что в КиМ дислоцируются подразделения «Аль-Каиды», при этом одним из руководителей этой организации по Балканскому региону был бывший глава албанской тайной полиции Башким Газидеда, в то время как один из командиров УЧК являлся Мухаммед Завахири, брат нынешнего лидера «Аль-Каиды» Аймана аль Завахири. Сейчас Косово превратилось в международный центр обучения сирийских «повстанцев». Сирийская «оппозиция» обратилась за помощью к АОК в апреле 2012 г., обещая взамен признание «новым Дамаском» независимости Косова. Командиры террористической УЧК и исламские экстремисты из БиГ оказали «содействие» в подготовке сирийских паравоенных группировок.
 
Джевад Галияшевич, член Экспертной группы Юго-Восточной Европы по борьбе с терроризмом отмечает, что центры обучения дислоцированы в прежних лагерях УЧК, которые есть, в том числе, и в Македонии. Там был замечен Абдусамед Бушатлич, бывший боевик отряда «Эль-Моджахеддин», один из лидеров ваххабитского движения в БиГ. В Македонии, как указывает Д.Галияшевич, осуществляется миссионерско-идеологическая работа, в Косово – военная. Вся террористическая подготовка осуществляется под патронатом КФОР (НАТО). Лагеря УЧК были реактивированы в районе Дреницы (села Ликовац, Ябланица и Глоджаны) и созданы новые базы дислокации моджахедов из исламских стран. Одна – также на территории Дреницы, другая – в Метохии (село Смоница около Джаковицы). Зоран Стийович, оперативник сербской ГБ в Ким в 90-х гг. указывает, что обучение проходит по двум направлениям: диверсионно-террористическая деятельность и разведывательная. Инструкторы – не только албанцы, экспортная модель сирийской революции готовится с помощью инструкторов ЦРУ, террористов УЧК и экстремистов из БиГ. 20 июля 2012 г. началась битва сирийской армии за второй по величине город Алеппо, в ходе которой были ликвидированы 400 «повстанцев». При их идентификации было установлено, что, помимо наемников из других стран, на стороне террористов воевали косовские албанцы…
 
Наибольший парадокс, на наш взгляд, заключается в том, что в то время как многочисленные разведслужбы западных стран бьют в набат, сообщая леденящие кровь данные о направлениях и масштабах деятельности албанских криминальных группировок, от международного до местного уровней, политическое руководство западных стран и созданные ими международные организации упорно не замечают преступную деятельность, угрожающую безопасности самих этих стран…
 
Анна Филимонова,
кандидат исторических наук
 
Перейти к авторской колонке
 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте другие статьи на Переформате:

Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
   
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Спасибо, Переформат!
  
Наши друзья