Понятие патриотизм – это своего рода камень преткновения для мыслителей и ораторов разных времен. Патриотизм, как проявление деятельной любви к своей Родине, готовности умереть за неё или послужить ей своей жизнью, – необходимое и естественное качество гражданина своего Отечества.
 

 
Космополиты, «люди мира», испытывающие любовь только к себе самим, ненавидят не только свою Родину, как «темницу» для их дарований, но и саму мысль о том, что существует какой-то долг, ограничивающий произвол собственного «я». Поэтому патриотизм претерпевает постоянные нападки.
 

С одной стороны на нем паразитируют многие непорядочные политики или идеологи, прикрывая интересами Отечества свои мелкие корыстные цели или свою несостоятельность, с другой – западные просветители XVIII-XIX веков нанесли по этому понятию мощнейший удар сарказма и желчи, вложив всю силу своего «просвещенного» ума. Сегодня им радостно вторят безродные либералы XXI века. Дискредитация, маргинализация этого понятия ведутся ежедневно и повсеместно.
 
В далеком прошлом нашей страны патриотизм не выделялся в отдельную категорию. Патриотизм был естественным состоянием, а даже не свойством всякого нормального русского человека. Патриотизм не нужно было отстаивать или прививать. Не требовалось государственных программ по воспитанию или поддержке патриотизма. Патриотизм не являлся эпизодическим. Так, дыхание или сердцебиение не могут быть свойствами лишь части общества. Тот, кто не дышит, у кого сердце не бьется, тот и не живет в физическом смысле. Тот, кто не религиозен или не патриотичен – не живет в духовном смысле. С течением времени ситуация менялась. В обществе прибыло неживых людей.
 
Если ты не веруешь в Бога, не признаешь церковные уставы, не любишь свою Родину, не хочешь быть нормальным семьянином или честным монахом, не желаешь защитить Отечество от врагов, не подаешь нищим, то ты опасный, непредсказуемый, вредный паразит общества, и это общество разумно стремится от тебя избавиться. Так было раньше. Разве это не естественно? Если ты живешь в преимущественно православной стране и при этом исповедуешь, например, сатанизм, то все в этой стране тебе чуждо и враждебно, ты ей враждебен, а значит – вреден и опасен. Если ты не хочешь служить Отечеству, бороться с его врагами, значит, ты зря попираешь своими ногами родную землю, значит, когда придут враги, ты можешь пойти к ним на службу, как космополит или полицай, трус или подлец…
 
Патриотизм не есть абстрактная функция общества или, тем более, государства. Это не свойство любой конструкции случайно организованных людей или людей, собранных в одной местности в силу внешних обстоятельств.
 
Существует так называемый корпоративный «патриотизм», ведомственный или клановый «патриотизм» – но все это больше похоже на некий кодекс «допустимого лукавства» социального очага, подразумевающий «необходимую» ложь, адресованную внешнему миру, с целью сохранения устойчивости системы и поддержания ее интересов. Такой псевдопатриотизм свойственен и отдельным отраслям или предприятиям, и преступным сообществам, и сетевым бизнес-корпорациям. Он не имеет ничего общего с патриотизмом в подлинном смысле слова.
 
Но только такой (выхолощенный) патриотизм может быть свойственен обществу без идеологии, обществу, утратившему связь с победами и трагедиями прошлого, не помнящему своего родства.
 
В таких оторванных от корней обществах для поддержания бравого духа или эмоционального одобрения со стороны толпы лидеры вбрасывают популистские фразы или несложные идиомы. Готовность маршировать с воодушевлением или вместе бить кого-то, на кого умело указали – это еще не патриотизм. Верность нацистской идее ошибочно считать немецким патриотизмом. Возведенное в добродетель стукачество в США или восторг американцев от благоустроенности жизни, понимаемые многими как патриотизм – это тоже какие-то другие понятия: фискальномыслие и государстволюбие, например. Готовность пожертвовать ближним ради процветания системы – это бесовская пародия на патриотизм. Общественное единомыслие на почве эгоизма и хорошего аппетита, характерное для «демократически развитых стран», это никак не разновидность патриотизма. Безмерное прославление лидеров (фараонов, царей, генеральных секретарей) – это также одно из проявлений язычества, а не патриотического чувства.
 
Патриот – это тот человек, который испытывает сыновние чувства к Родине и ведет себя, как любящий сын. Если мать не может прокормить его, если она больна, немощна или нуждается в его помощи, то он отдает все силы, чтобы вылечить, обеспечить, укрепить её.
 
Патриотическое воспитание общества и, прежде всего, молодёжи – это не просто одно из важных направлений в жизни страны. Без эффективного, содержательного, всеобъемлющего патриотического воспитания страны просто не будет. Мы пробовали жить без опоры на традиционные нравственные ценности и историческую память. Получили тяжелейшие последствия в форме социальных бед, экономических проблем, геополитических опасностей и кризиса целеполагания.
 
Время сегодня настолько сжато, а опасные и необратимые изменения происходят настолько быстро, что извлекать уроки и менять подход мы должны мгновенно. Время сегодня не является нашим союзником. Выдумать что-то принципиально новое мы не сможем и не успеем. Да и нет такой необходимости.
 
Воспользоваться опытом своей страны, своего народа, своей духовности и культуры мы еще в состоянии и обязаны сделать это. Нужно лишь немного: чтобы государственные мужи, политики, журналисты, педагоги, воспитатели, разработчики программ – все, кто влияет на умы и судьбы сограждан, любили свою Родину. В основе патриотизма лежит любовь к своей Родине.
 
Государственное устройство, экономическое положение, геополитическая роль – вещи изменчивые, как мода. Нельзя быть патриотами моды и других мимолетных условий. Любить Родину можно, любя все лучшее в своем прошлом и настоящем, исправляя в себе и в обществе те пороки, которые не отвечают высокой планке. Не идеализация, а стремление к идеалу характерно для патриотизма. И если государство не содействует гражданам в этом вопросе, надежда остается лишь на себя самих и на русскую способность при недостаточных ресурсах совершать то, что иные не могут сделать и при наличии ресурсов избыточных.
 
Кросс-пост: Правомыслие
 
Родион Часовников, журналист
 
Перейти к авторской колонке
 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте другие статьи на Переформате:

Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
     
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Спасибо, Переформат!
  
Наши друзья