Стратегическая устойчивость государства самым существенным образом зависит от стойкости военной организации государства, которая является совокупностью показателей стратегического сдерживания: состав вооруженных сил (в том числе сил общего назначения и ядерных сил), их готовность к отражению возможных угроз, живучесть группировок вооруженных сил, эффективность вооруженных сил.
 

 
Проводимый ныне курс в области строительства Вооруженных сил РФ ориентируется на условия отсутствия угрозы крупномасштабной агрессии. Эти условия провозглашаются и пропагандируются как надежные, определяемые врастанием России в глобализм и гибкой внешней политикой.
 

Теперь многие политики утверждают, что извне для России угрозы нет, и для нее вообще не существует военных опасностей, так как бывшие противники стали партнерами или друзьями.1

 
И это правильно. Но правильно лишь на период существования текущего режима государственной власти России и текущего состава персоналий в органах государственного управления стран, определяющих мировую политику. Именно поэтому такой путь, как наименее затратный, и является целесообразным с точки зрения обеспечения государственной безопасности России.
 
Вместе с тем, состояние мира определяется не только Россией, которая «не относится ни к одному государству как к своему противнику», но и непредсказуемыми изменениями в социально-политической обстановке в мире и в составе персоналий в органах государственного управления стран, определяющих мировую политику. Поэтому утверждения о мире на длительную перспективу основаны скорее на вере, чем на реальном прогнозе.2
 
На основе вековечного исторического принципа «как было – так и будет», а также реально наблюдаемого углубления экономических, социальных и иных противоречий и рыночно-сырьевых проблем современности, крупномасштабную агрессию в будущем следует признать неизбежной. На протяжении пяти тысяч лет письменной истории человечества только 292 года прошли на Земле без войн; остальные 47 веков сохранили память о 16 тысячах больших и малых войн, которые унесли более 4 млрд. жизней.
 
По вопросам обеспечения национальной безопасности не грех взять пример с США, где существует «Стратегия национальной обороны», в которой говорится:
 

Америка находится в состоянии войны. Мы стоим перед лицом целого ряда вызовов в области обеспечения безопасности… Мы уделяем приоритетное внимание задаче сдерживания, нейтрализации или разгрома тех, кто стремится нанести прямой ущерб Соединенным Штатам… Мы будем обеспечивать сдерживание противников путем поддержания эффективных и мобильных вооруженных сил… Если фактор сдерживания окажется неэффективным, а предпринимаемые меры не позволят остановить возрастание угрозы, Соединенные Штаты, при необходимости, будут готовы применить военную силу вместе с другими инструментами национальной мощи для разгрома агрессоров…
 
В настоящее время главной отличительной чертой международной обстановки является высокая степень неопределенности. Мы способны выявить некоторые тенденции, однако не можем с достаточной уверенностью прогнозировать те или иные события. Мы противодействуем неопределенности путем оказания влияния на события и адаптации к конкретным условиям обстановки… мы будем добиваться разгрома противников в тех временных рамках, в тех районах и таким образом, как это нам выгодно, создавая тем самым условия для сохранения безопасности в будущем.3

 
Создание условий для сохранения безопасности в будущем – это то, что отличает задачу обеспечения национальной безопасности от задачи государственной безопасности. Именно поэтому, даже если утверждение о возможности агрессии спорно, то, согласно рекомендациям теории принятия решений на уровне требований обеспечения национальной безопасности, выбирать альтернативу «головы страуса в песке» недопустимо.
 

Военные верят не людям – люди способны менять свои убеждения, а материальным фактам. Имеет значение лишь то, может ли физически та или иная страна сломить сопротивление отечественных вооруженных сил и нанести невосполнимый ущерб России. И военный обязан готовиться к войне сразу, как только ответ на этот вопрос становится положительным. Опасность несет сама возможность такого удара.4

 
Минимизация риска в условиях существования угрозы агрессии обеспечивается, главным образом, за счет создания Вооруженных сил и военной организации государства, обладающих свойством стойкости. Повторяя положения «Стратегии национальной обороны» США, это можно выразить следующим фрагментом:
 

Мы будем обеспечивать сдерживание противников путем поддержания эффективных и мобильных вооруженных сил… Мы противодействуем неопределенности, создавая тем самым условия для сохранения безопасности в будущем.

 
Господствующая идеология Российской Федерации, ориентирующая общественное сознание на необратимость процесса перехода от холодной войны к мирному сосуществованию, время от времени терпит фиаско. Примерами служат и российско-грузинский конфликт, с потенциальной возможностью его расширения и обострения за счет возможного участия в нем США и НАТО, и высказывание начальника российского Генштаба генерала армии Николая Макарова в Общественной палате РФ:
 

Возможность локальных вооруженных конфликтов практически по всему периметру границы резко увеличилась. При определенных условиях я не исключаю, что локальные и региональные вооруженные конфликты могут перерасти в крупномасштабную войну, в том числе с применением ядерного оружия.

 
Следует иметь в виду, что реализация политики обеспечения стратегической стабильности государства на уровне национальной безопасности достигается обязательным созданием стойкой военной организации государства, которое должно сопровождаться установлением государственной монополии на стратегические виды сырья, экономики и оборону, поскольку «невидимая рука рынка» видит в них лишь средства получения прибыли. Это и наблюдается закономерно в отношении современной России, превратившейся по главным показателям во второстепенную, социально-экономически отсталую страну (сегодня на долю России приходится всего 3% мировой экономики).
 


 
Теория стратегической устойчивости государства, внутренней безопасности государства и стойкости его военной организации содержит качественный ответ в задаче принятия решений о путях (способах) создания и укрепления стратегической устойчивости государства.5
 
Выбор одного из альтернативных путей (способов) является первым и главным шагом в решении этой задачи, что определяется сутью политической воли, выражаемой текущим режимом государственной власти.
 
В.И. Поленин,
доктор военных наук, профессор
 
Перейти к авторской колонке
 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте другие статьи на Переформате:

Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
   
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Спасибо, Переформат!
  
Наши друзья