Когда я получил первое письмо от жителя Литвы, я и представить не мог, как всё обернется. Он представился как наследный принц из Гедиминовичей, прямой потомок Великого князя литовского, Витеня Будивида (Буйвида), и прислал свой сертификат на гаплогруппу и субклад.
 

 
В копии сертификата, которую здесь привожу, я скрыл его фамилию и индекс в базе данных FTDNA, потому что дело здесь не в фамилии, а в занятной истории. История, которую изложу, будет также познавательной, в ней примут участие рюриковичи и гедиминовичи, Великий князь литовский, и ряд других исторических лиц. Она же, эта история, будет и поучительной, потому что повествует о неограниченной страсти некоторых к пышным титулам, и какие силы эти «некоторые» готовы приложить, чтобы зацепиться за эти титулы, даже когда становится совершенно ясно, что карта бита, что титулы им совершенно не принадлежат. Герой этой истории никак не мог согласиться с тем, что он не королевских кровей, что его Y-хромосома никак не вписывается в клан рюриковичей и гедиминовичей, и засыпáл меня письмами, прислав в общей сложности более двухсот (!) писем за три недели (!). Похоже, что он не валял дурака, он действительно уверовал, что он потомок Великого князя литовского, а заодно и рюриковичей, хотя это уже совсем другая ветвь ДНК-генеалогического дерева, но он хотел всё. К сожалению, он настолько заигрался в свою сказку, что втянул туда своих троих детей, и на генеалогических деревьях указывал их как принца и двух принцесс. На своих визитных карточках он разместил цветную корону, и подписывался (и продолжает подписываться) не иначе как «Князь Гедиминович королевский», как и показывает его сертификат выше. D.M.D. – это приложение, к королям не относящееся, это Doctor of Dental Medicine, то есть дипломированный дантист.
 

Меня, правда, несколько удивило, что на этом сертификате (как, впрочем, и на десятках других документов, которыми меня засыпáл «князь» (на многих языках князь – это принц), стоят оттиски печатей Стефана, Принца Черногории, а также старинной царской печати Сербии, Македонии и Албании, но потом наткнулся на сообщение от 26 июня 2017 года:
 
На прошлой неделе итальянская полиция разоблачила 56-летнего Стефана Чернетича, который больше пяти лет водил за нос европейскую светскую публику, представляясь «его императорским высочеством наследным принцем Черногории и Македонии». Оказалось, что Чернетич просто бывший ресторанный критик из Турина и… одаренный аферист. За эти годы он сумел пробиться в высшие круги, перезнакомиться с монаршими особами и в том числе оказаться на короткой ноге с князем Монако Альбером II, стать завсегдатаем балов, светских раутов и закрытых вечеринок на Лазурном берегу. Благо представительная внешность и фраки с иголочки помогали вводить праздную публику в заблуждение. Чернетич также встречался с кардиналом Пьетро Паролином в Ватикане и главой Греческой православной церкви архиепископом Иеронимом II. Слава о черногорском принце дошла и до Голливуда, когда в 2015-м он удостоил актрису Памелу Андерсон титула графини. Кадры с церемонии посвящения обошли все таблоиды. Никого, по-видимому, не смущало, что правящая династия в Черногории была свергнута аж в 1918-м. Подвела Чернетича жадность. Покидая отель в Риме, он указал отправить счет в посольство Македонии, где заявили, что не слышали ни о каком принце и платить за него не собираются. Полиция провела обыск в квартире «принца», где обнаружила поддельные диппаспорта, а также гербовые печати, медальоны, ордена, перстни и другую монархическую атрибутику и завела дело о мошенничестве.
 
Это объяснило многое, в том числе и происхождение дипломатического паспорта нашего «князя», копию которого он мне прислал как доказательство своего королевского признания Европейским эстеблишментом:
 


Хотя даже беглого взгляда на него достаточно, чтобы увидеть фальшивку. На каком паспорте на обложке будет стоять «королевство литовское», как и «дом рюриковичей и гедиминовичей». Ну а то, что никакие справочники не идентифицируют «Европейскую Дипломатическую Комиссию», нет такой в природе, это уже мелочи.
 
Итак, введение закончено, перейдем к относительно древней истории, а затем и к ДНК-генеалогии. Так кто такой Витень, от которого решил повести свою генеалогию наш герой? И не просто повести, а заручиться официальной поддержкой московской Академии ДНК-генеалогии, чтобы, значит, ни у кого сомнений не было. В этом и была цель его обращения ко мне как президенту Академии, а именно получить официальный сертификат (как он выразился) о том, что он – прямой потомок Великого князя Витеня Буйвида.
 
Витень – старший брат Гедимина, оба – Великие князья литовские, родились соответственно в 1260 и 1275 гг. Хотя надо сказать, что информация о них крайне противоречивая, в некоторых источниках Гедимина считают сыном Витеня, но для нас сейчас это не так важно, оба – гедиминовичи, поскольку имя Гедимина присвоено династии. По легендам, братьями Гедимина и Витеня были также князь киевский Фёдор (имя, данное при крещении), князь полоцкий Воин, князь жемайтский Маргис. Внуком Гедимина был Ягайло, который стал польским королем и повел королевскую династию Ягеллонов в Польше, Чехии и Венгрии. В итоге великокняжеская литовская династия пресеклась в 1572 году, на Сигизмунде II Августе, но отъезд ряда гедиминовичей в Великое княжество Московское не только спас династию Гедимина, но дал ее продолжение в виде многих княжеско-боярских родов, как, например, Волынские, Голицыны, Куракины, Мстиславские, Трубецкие, Хованские, а на западе России, на территории нынешних Белоруссии и Украины – Корецкие, Вишневецкие, Чарторыйские. Трубецкие и Чарторыйские относятся к Ольгердовичам (потомкам Ольгерда, сына Гедимина). Голицыны, Куракины и Хованские – к Патрикеевичам (потомкам Патрикея, внука Гедимина). Это – сокращенный перечень, княжеских родов из династии Гедиминовичей много.
 
Так вот, хотя великокняжеская литовская династия пресеклась еще в 16-м веке, литовский герой моего повествования решил ликвидировать этот разрыв, и объявил себя наследником Витеня, присвоив себе его великокняжеский титул, фамильный герб и прочие атрибуты. Дело было за малым – доказать наследование, хотя доказательствами наш герой себя поначалу не обременял. Запасся архивными документами по великим князьям литовским, изготовил генеалогические деревья, вписал туда себя и детей-«принцев», через Стефана, принца Черногории, приобрел себе дипломатический паспорт (копию мне тоже выслал для убедительности), в котором на первой странице крупными буквами стоит VIP, что, как известно, означает «очень важная персона», и далее указано, что наш герой – «аристократ». Но на это никто, похоже, не реагировал. А хотелось, чтобы реагировали. И тогда наш герой решил подать прошение с документами в суд, чтобы для получения великокняжеского титула все было совсем уже официально. И решил приложить к делу сертификат, который подтвердил бы его происхождение от Витеня методами ДНК-генеалогии.
 
Судя по его настойчивому первому письму мне, наш герой считал, что дело это решенное, потому что доказательства у него железные. А как же? Во-первых, как он написал, его гаплотип совершенно такой же, как у гедиминовичей – Голицына, Трубецкого, Хованского, Чарторыйского. Во-вторых, его снип такой же, как у Витеня Буйвида. Ну и, само собой, все архивные материалы показывают, что он – прямой потомок Витеня. И герб у него, нашего героя, такой же. И он – столбовой дворянин, что показывает, что не простой человек, а безусловно королевских кровей. И европейский дипломатический паспорт имеется, а просто так его не дали бы. Вот он, с красными печатями Стефана, принца Черногории. Наконец, администраторы проекта гаплогруппы N, по его заверению, подтвердили, что он – прямой потомок Витеня, потому что и гаплотип совпадает, и гаплогруппа с субкладом. Так что просьба к Академии ДНК-генеалогии выдать сертификат, чтобы с ним тут же идти в суд.
 
Видимо, наш герой не предполагал, что у меня уже имеется опыт взаимодействия подобного рода, а именно с В. Кубаревым, «Великим князем всей Руси» и обладателем десятков княжеских, баронских и прочих титулов, наверное, всех европейских и латиноамериканских стран. Он даже «глава Императорского дома рюриковичей», хотя Рюрик, при всей его легендарности, императором никогда не числился. Кубареву пришлось рога несколько обломать, и он притих, даже не так давно приходил мириться, но ничего у него не вышло, от таких надо держаться подальше. Иначе потом не отмыться, особенно если он из рукава вытащит титул князя или какого-то другого графа, и вручит с соответствующим сертификатом. Или Кремль пожалует, и куда мне с ним, Кремлем, деваться?
 
Короче, я нашего литовского героя немного охолонул, и посоветовал сначала обратиться в российскую Академию ДНК-генеалогии за персональной интерпретацией своих ДНК-данных. Без этого, говорю, как же сертификат выдавать? И вот тут начался на мою голову поток документов и сопроводительных писем. Одно и то же высылалось по много раз, видимо, для убедительности. Документы были как по Витеню – его герб, его биография, описание его жизни на разных языках, так и по нашему герою – копии европейского «дипломатического паспорта», генеалогические деревья его и детей, ведущие свое начало от Витеня, и масса архивных документов, правда, никакой связи с нашим героем не имеющих. Там были списки литовских и польских гербов за много столетий, справки по историческим персонажам, которые, по мысли нашего героя, были его предками или родственниками, и так далее.
 
Со временем у меня выкристаллизовались несколько четких вопросов, которые я задавал в ответ на его письма – сначала на каждое, а потом на каждое десятое, но ответа я ни в одном случае не получил. Как стало ясно в самом начале, ответов у него не было. Но я продолжал задавать один и тот же набор вопросов, полагая, что он в конце концов сломается и сообщит, что ответов у него нет. Но это, понятно, означало бы его капитуляцию и признание, что никакого княжеского титула у него нет. На это он пойти никак не мог, дело для него зашло слишком далеко.
 
Вопросы я задавал такие:
1. Почему он считает, что его гаплотип такой же, как у гедиминовичей и рюриковичей?
2. Откуда он взял, что он – рюрикович?
3. Откуда у него сведения о его столбовом дворянстве?
4. Откуда он узнал снип Витеня (он с самого начала сообщил, что снип Витеня N1a1-M2783, он же M2782)?
5. Кто ему сообщил, что на основании ДНК он – прямой потомок Витеня? Как это было показано? По каким данным?
 
Ни на один вопрос ответа я не получил. Никогда. Ответы были или уклончивыми, или неправдивыми, или отвечали на другой вопрос, который я не задавал. Или они были настолько примитивными и топорными, особенно в отношении гаплотипов-снипов, что было ясно, что он в этих вопросах совершенно не смыслит. Или притворяется. Например, присылает свой гаплотип и гаплотипы рюриковичей или гедиминовичей, и пишет – смотрите, они одинаковые. А там у него полтора десятка мутаций по сравнению с ними.
 
Но, похоже, ему настолько был нужен сертификат, подтверждающий его ДНК-происхождение от Витеня Буйвида, что он не прекращал его выпрашивать. Но деньги, надо сказать, он никогда не предлагал. Видимо, понимал, что это было бы концом разговора, причем не в его пользу.
 
Теперь перейдем к ответам на те пять вопросов, которые я задавал нашему литовскому герою, но это будут мои ответы. Но сначала разберемся в важных исходных положениях ДНК-генеалогии рюриковичей и гедиминовичей.
 
Y-хромосомные ветви рюриковичей и гедиминовичей

Рюриковичи в настоящем исследовании – это предполагаемые потомки легендарного Рюрика, к которым относятся князья Российского дворянского собрания и их признанные профессиональными генеалогами родственники с гаплогруппой N1a1-L550-Y4341-Y10932 и нижестоящими субкладами (как показано на диаграммах ниже), например, князья Гагарин, Кропоткин, Хилков, Пузына, Путятин, Вадбольский, Шаховской, Массальский, Ржевский, Лобанов-Ростоцкий, Корибут-Воронецкий.
 
Гедиминовичи – это потомки Гедимина, признанные профессиональными генеалогами и имеющие гаплогруппу N1a1-L550-L1025-M2783-L551-Y14150-Y13979 и нижестоящие субклады, к которым относятся, например, князья Голицын, Трубецкой, Хованский, Чарторыйский. Уже видно, что рюриковичи и гедиминовичи – это разные генеалогические ветви, они расходятся от снипа L550. Подробнее об этом ниже.
 
Иногда данные «официальной» генеалогии входят в конфликт с данными ДНК-генеалогии. Так, справочники помещают князей Корибут-Воронецких в династию Гедиминовичей (в качестве младших по генеалогическому старшинству среди десятка княжеских родов), но, как показано ниже, это никак не проходит по данным ДНК-генеалогии, поскольку 67-маркерный гаплотип Корибут-Воронецкого входит в ветвь Рюриковичей и далеко отстоит от ветви Гедиминовичей.
 
В любом случае, ветви Рюриковичей и Гедиминовичей далеко отстоят друг от друга, и их общим предком является снип L550, которому примерно 3300 лет, то есть их ветви разошлись во второй половине II тыс. до н.э. Это хорошо видно из соответствующего фрагмента дерева снипов (дерево построено в июне 2017 года, автор Dunkel):
 

Здесь зоны снипов Рюриковичей и Гедиминовичей обозначены темно-сиреневым цветом, и видно, что эти зоны далеко расходятся от их общего снипа L550, которому, повторяю, примерно 3300 лет. Так что по мужской линии невозможно быть одновременно Рюриковичем и Гедиминовичем, хотя в передаче «Жить здорово» Елены Малышевой с год назад такое «двойное происхождение» приписали популярному телеведущему с подачи популяционных генетиков. Ну, после них, как известно, в цирке не смеются.
 
Так вот, у Рюриковичей снипы начинаются от Y10931 (образовался примерно в 6-м веке н.э.) и ниже – VL15, VL12, VL11-VL14, все образовались 950±250 лет назад, то есть в 9-14 вв., точнее метод расчета по снипам не позволяет. Примеры: VL15 – Пузына и Массальский, VL12 – Шаховской и Ржевский, VL11 – Лобанов-Ростовский и Путятин, Y29761 – Татищев.
 
Важно отметить то, что среди носителей снипов, перечисленных в предыдущем абзаце, найдены только русские. Никаких шведов или финнов не найдено. Все шведы и финны ушли от этой ветви в сторону, и находятся в нижней, светло-сиреневой части сиреневого пятна. В базах данных гаплотипов администраторы называют их «парарюрикиды», но и это большая натяжка, снип Y4339 имеет «возраст» примерно 2700 лет, то есть общий предок этих шведов и финнов жил в первой половине I тыс до н.э. Какие уж там «рюрикиды»… Даже снип Y10932, который желанием составителя диаграммы залез в темно-сиреневое пятно, поближе к Рюриковичам, образовался примерно 1850 лет назад, в начале нашей эры. Так что до Рюрика оставалось еще 30 поколений. Никакие шведы или финны к Рюрику по происхождению и близко не стоят.
 
Это также видно и из следующей диаграммы (подготовленной группой YFull, по состоянию на март 2018 г). Здесь показаны цепочки снипов от Y4341 (образовался 2900 лет назад, в начале I тыс. до н.э.). Видно, что по цепочке нижестоящих субкладов от него отходят шведские и финские носители снипов, ни одного русского там нет. Это продолжается до снипа Y10931 (образовался примерно в 6-м веке н.э.), и дальше пошли гроздья славянских (в основном русских) снипов, перечисленных выше. Никаких шведов или финнов там нет. Ну, сколько еще гвоздей забивать в гроб «норманнской теории»?
 
Вспомнив о литовском герое нашего повествования, посмотрим на сертификат его снипа, приведенный в самом начале этого очерка. Это Y13982, его можно найти на цветной диаграме выше, это маленькая веточка, отходящая от узлового снипа M2783. Линия (начиная с L551), которая в самом конце станет Гедиминовичами, идет в одну сторону, линия нашего героя – в другую сторону. Как совсем недавно было установлено, снип Y31236 (он же BY21908, что на диаграмме не показано), нижестоящий по отношению к Y13982 – тоже имеется в ДНК нашего героя, но это уже ни на что не влияет и ничего принципиально нового не добавляет. ДНК-линия нашего героя – одна из пяти линий, расходящихся от M2783, задолго до образования ДНК-линий Гедиминовичей.
 

Продолжим по Гедиминовичам, выяснив, что наш герой к ним отношения не имеет. Это – последняя пара снипов, как справедливо показывает цветное дерево снипов выше в темно-сиреневом пятне Гедиминовичей. Снип Y13978 имеет князь Трубецкой, снип Y13977 – князья Голицын и Чарторыйский. У остальных Гедиминовичей глубокие снипы, насколько мне известно, пока не определяли. Линия Гедиминовичей, начиная со снипа L551, и до непосредственно самих Гедиминовичей со снипами Y13978 и Y13977, приведена на следующей диаграмме:
 

Видно, что на ранних этапах этой линии, от снипов начала I тыс. до н.э., носителями их показаны современные русский (из Белгорода), литовец, латыш. Со снипами начала нашей эры и далее, до середины I тыс. н.э., появляются поляк, литовец, украинец и немец, и далее, с переходом к временам Гедиминовичей, в показанной группе исключительно русские, причем из Москвы. Как мы уже поняли, нашего литовского героя здесь нет даже отдаленно, его линия ушла намного ранее, начиная с начала I тыс. до н.э.
 
В общем, диспозиция понятна. Может, проверим дерево гаплотипов? Это – мощный инструмент ДНК-генеалогии. Итак, вошли в открытую базу данных по гаплогруппе N1a1, скопировали 67-маркерные гаплотипы (там много 12-, 25- и 37-маркерных, их отбрасываем, потому что у них меньшее разрешение), всего получилось 284 гаплотипа, к ним добавили 67-маркерные гаплотипы рюриковичей и гедиминовичей, и такой же гаплотип нашего литовского героя, который он мне прислал в виде копии сертификата FTDNA; обозначим его символом Х. Суммарно получили 301 гаплотип. Ввели всю таблицу (в формате Excel) в окно программы Y-Utility (оно ниже на показанном скриншоте, в увеличенном виде открывается в отдельном окне по клику)
 

 
и полученную матрицу перенесли в программу PHYLIP. Полученный сгенерированный файл outtree переименовали в название типа Rurik_Gedimin.tre, или какое придумали, но расширение .tre непременно должно быть, и открыли полученное дерево в программе MEGA:
 

 
Рюриковичи всей группой оказались в левой части дерева, и отмечены символом R в квадратике. Гедиминовичи – внизу дерева, то есть в другой его части, опять всей группой, и отмечены символом G в квадратике. Наш герой, как и ожидалось, не попал ни туда, ни сюда, и положение его гаплотипа отмечено символом Х. Некоторые читатели не ориентируются в круговых деревьях, просят показать линейные, но линейные часто слишком велики при их показе, и при уменьшении становятся мелкими. Даже фрагмент дерева, как в данном случае, становится немалым по размеру:
 

Видно, что наш герой смещен на дереве гаплотипов к гедиминовичам по сравнению с рюриковичами, но не более того; возможно, потому, что литовец. Его гаплотип находится между гаплотипами под номерами 225 и 239, это из Англии и России (в последнем случае Лаврентий Козлов из Курской губернии), так что к гедиминовичам он не близок, а рюриковичей он просто так приписал, никаких оснований к тому не было. То, что сходный гаплотип из Англии, мало что означает, это может быть потомок древнего прибалта, который, например, попал на Британские острова с викингами.
 
И действительно, понятно, почему не близок. Гаплотип князя Трубецкого, наиболее смещенный в сторону гаплотипа нашего героя, отличается от последнего на 16 мутаций. На 67 маркерах это показывает удаление этих двух гаплотипов друг от друга на 16/0.12 = 133 → 154 условных поколения (по 25 лет), то есть примерно на 3850 лет. Точнее, это удаление было бы тогда, если бы оба гаплотипа относились к одному субкладу, и тогда их общий предок жил бы на половине этой временной дистанции, то есть примерно 1925 лет назад, в начале нашей эры. Но мы знаем, что это не так, и что субклады разные, и что субклад Трубецкого и субклад нашего «Великого князя» расходятся от снипа M2783, примерно 2700 лет назад, в начале I тыс. до н.э. Понятно, что ничего реально близкого между ними нет. Впрочем, настолько же гаплотип нашего героя отличается и от рюриковичей, например, от гаплотипов Гагарина и Корибута-Воронецкого у него те же 16 мутаций на 67 маркерах. А поскольку субклады опять разные, то общий предок нашего героя и рюриковичей жил вряд ли позже начала нашей эры.
 
Ответы на вопросы, задаваемые мной «Великому князю» из Литвы

Итак, на два вопроса из пяти, перечисленных выше, мы уже ответили, помимо полезных сведений, которые привели в предыдущем разделе. Напомню вопрос первый – «Почему он считает, что его гаплотип такой же, как у гедиминовичей и рюриковичей?». Ответ – или безграмотность, или откровенное мошенничество. Если первое – то наш герой основывался на «общем виде» гаплотипа, не обращая внимания на полтора десятка мутаций между своим гаплотипом, с одной стороны, и теми, с другой. Если второе – то рассчитывал, что поверят на слово, и никто считать не будет. Нахрапистость – обычное оружие мошенника. В том гаплотипе, что он прислал в самом начале нашего эпистолярного общения, маркер с наибольшим отклонением был просто закрашен, тот, где у всех стоит число 11, а у него – 13. Потом, когда я его прижал, предоставил полный гаплотип.
 
Вопрос второй – «Откуда он взял, что он – рюрикович?». Ответ простой – просто так. Нахрапистость – оружие мошенника. Взял оттуда же, откуда Кубарев взял, что и он – рюрикович, глава «Императорского дома рюриковичей». Звучит для него благостно – вот и взял. Никаких оснований к тому нет и не было.
 
Вопрос третий – «Откуда у него сведения о его столбовом дворянстве?». Ответ простой – ниоткуда. Просто для него хорошо звучало. Никаких данных представить не мог. Всё, что из представленного имело к этому вопросу отношение – это ответ на его запрос из Российского государственного исторического архива Федерального архивного агенства РФ о родословной дворянского рода Буйвидов. Заметьте – не нашего героя и его ближайших предков, которые дворянами, как следует из записей, не являются, и тем более столбовыми дворянами, а запрос был о потомках древнего рода Буйвидов. Сведения предоставлены за период с 1771 по 1849 гг., там же сообщается, что Матвей Буйвид с сыновьями в 1820 году признаны в дворянских правах и внесены в общий шляхетский список. Завершается документ тем, что «других сведений о представителях рода Буйвидов, причисленных к дворянскому сословию, не обнаружено». Занятно, что и на этом письме из архивного агентства стоят красные оттиски печати Стефана, принца Черногории и Македонии.
 
Показательно, что с такими сведениями наш герой везде пишет, что у него столбовое дворянство. А почему он запрашивал о Буйвидах? Да потому, что у него фамилия похожая, не совсем такая, но отчасти похожая. Это примерно так, как если бы некто из России с фамилией Гагарин (Полина Гагарина, например) решили, что на основании этого они – потомки князей Гагариных, стали бы писаться дворянами, или столбовыми дворянами, и на своих визитных карточках разместили фамильный герб Гагариных. А просто так. На самом деле фамилии, похожие на Буйвид, в Литве отнюдь не редкость. Первый же сетевой поиск выдает целую обойму таких фамилий, например, Буйвидович, Будвидайтис, Буйвидас и так далее. Фамилия нашего героя – тоже похожа в подобной степени. В общем, и этот вопрос закрыли, про дворянство.
 
Вопрос четвертый – «Откуда он узнал снип Витеня (он с самого начала сообщил, что снип Витеня N1a1-M2783 (он же M2782)?». На этот вопрос наш «Великий князь» так и не ответил, хотя делал ссылки на то, что ему это сказали администраторы ряда Проектов – литовского, польского и проекта N1a1, но что конкретно ему сказали – не сообщал, цитат и выписок не приводил. Да это ему никто и не мог сказать. Сам придумал. Объяснение простое – его ветвь снипов расходится с ветвью снипов Гедиминовичей, и исторический Витень Буйвид обязан был быть в ветви последних. Точка пересечения двух ветвей – на снипе N1a1-M2783, который, правда, древний, образовался примерно 2700 лет назад, почти на полторы тысячи лет раньше Гедиминовичей. Но если присвоить этот древний снип Витеню Буйвиду, то получается, что он – предок нашего литовского героя. То есть, конечно, не обязательно предок, людей со снипом M2783 было (и сейчас есть) множество, но нахрапистость – оружие мошенника. Не напишет же наш герой, что у Буйвида был снип L551, или Y14152, или Y13979 (как оно скорее всего и было), тогда вопрос с происхождением от Буйвида закрывается решительно и бесповоротно, у нашего героя тогда совсем другая ветвь. Поэтому он на всех генеалогических схемах рисовал, что у его предка Витеня Буйвида снип M2783, и выглядело неплохо, вот оно, прямое наследие, «великокняжеское», а с ним и дворянство, и фамильный герб, и дипломатический паспорт, и дети – принцы и принцессы, как указано в сопровождающих сведениях.
 
И – последний вопрос: «Кто ему сообщил, что на основании ДНК он – прямой потомок Витеня? Как это было показано? По каким данным?». Как выяснилось, никто такого не сообщал. Администратор Польского проекта написал нашему «великому князю» – «Вы относитесь к N-Y31236, нижестоящему субкладу от Y13982. Оба они видны на дереве снипов, идут отдельной ветвью от узла М2783». Написал совершенно правильно, так оно и есть. Только нет там никакого Витеня. От этого узла, как сообщалось выше, расходятся пять Y-хромосомных линий, которые далее расходятся на подветви, одна ведет к гедиминовичам, одна – к нашему литовскому герою, еще три – в разные стороны. А наш герой придумал, что если поместить Витеня в узел M2783, то получится, что он – предок нашего героя. Это, конечно, не так, или вовсе не обязательно так. Снип М2783 есть у тысяч и тысяч людей, снипы которых расходятся по указанным пяти ДНК-направлениям. Далее, снип M2783 образовался примерно 2700 лет назад, и через тысячу лет, к 4-му веку н.э., еще за тысячу лет до гедиминовичей, его уже имели сотни, если не тысячи людей. Один из них был предком Витеня Буйвида, а другой был предком нашего литовского героя, но у очередного предка Витеня следующим снипом был L551, которого не было у предка нашего героя, у него в свое время образовался Y-13982. И разошлись они, видимо, еще до нашей эры по разным ДНК-линиям.
 
Еще один администратор (я мог бы привести фамилии того и другого) просто откликнулся на просьбу нашего литовского героя дополнить цветное дерево выше его снипами Y13982 и Y31236, связался с автором дерева и два снипа были вставлены. Это в изложении «великого князя» превратилось в то, что «администратор Проекта подтвердил, что я – потомок Витеня».
 
Никакой администратор никакого ДНК-проекта не мог написать нашему «великому князю», что если у Витеня был снип М2783, то он – предок нашего героя. «Это элементарно, Ватсон». Никто и не написал. «Великий князь» просто соврал, мягко говоря. Есть, правда, еще один вариант – наш литовский герой, прижатый к стенке, сообщил, что это ему сообщил В.Волков, еще один администратор Проекта N1a1. На мой прямой вопрос – «Откуда Вы взяли снип Витеня Буйвида, какой источник?», наш герой после долгих пассов ответил, цитирую – «Vladimir Volkov, isledovatel dnka». Ну, тогда все становится на свои места. В.Г. Волков, сотрудник музея истории Томска, завзятый норманнист, ради «норманистской концепции» готовый исказить что угодно, всеми силами подгоняющий рюриковичей под «шведов», он же «кузен Рюриковичей» с подачи В. Кубарева, «главы императорского дома Рюриковичей», который сам показывает, что 67-маркерный гаплотип Волкова отличается от такового «рюриковичей» (князей Российского дворянского собрания) на 26 (!) мутаций, то есть примерно на 7400 лет. Ниже – гаплотип Волкова в описании Кубарева, жирным выделены мутации по сравнению с предковым гаплотипом рюриковичей.
 
14 24 14 11 11 13 11 12 10 14 14 30 17 10 10 11 12 25 14 19 31 13 13 14 14 11 11 18 20 14 16 18 16 36 36 12 10 11 8 15 17 8 9 10 8 11 10 12 21 22 14 10 12 12 16 7 13 20 21 15 12 11 10 11 11 12 11
 
Вот этот «коллектив», Кубарев с Волковым, занимаются откровенной фальсификацией генеалогий «титулованных носителей», вовлекая в свой круг доверчивых людей, охочих до титулов любыми способами и за любые деньги.
 
И не такая это пустая забава. Я не приводил фамилии нашего литовского «великого князя» из сожаления и сочувствия к его семье и детям, которые воспитываются «принцами» и «принцессами», и это, окруженное обманами, подтасовками и откровенным мошенничеством, рано или поздно рухнет. О последствиях можно только догадываться, и они совсем не привлекательные и вовсе не безобидные.
 
Анатолий А. Клёсов,
доктор химических наук, профессор
 
Перейти к авторской колонке
 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Подписывайтесь на Переформат:
Переформатные книжные новинки
     
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Спасибо, Переформат!
Наши друзья