Среди булл римского папы Иннокентия IV, отправленных 3 мая 1246 г. из Лиона на Русь, выделяется обширное послание, адресованное «светлейшему королю Руси Иоанну». В письме папа пространно и красноречиво говорит о единстве церкви и об объединении усилий всех христиан в общей борьбе против татар. Выразив свою радость по поводу стремления русского короля «вернуться к почитанию Апостольского престола и послушанию нам», папа сообщает об отправке на Русь «архиепископа Пруссии и Эстонии, легата Апостольского престола, человека, особо близкого нашему сердцу, одаренного знанием наук, честного нрава, мужа зрелого совета, который поведает слова жизни и устно полнее сообщит вам, изложив волю нашу и наших собратьев»… (Майоров А.В. Сколько имён у Даниила Галицкого? // Исторический формат. 2015. №4).
 

 
Согласно данным большинства письменных и археологических источников, местами отправления языческого культа у славян преимущественно являлись жертвенные площадки, капища и природные объекты, располагавшиеся под открытым небом. Ряд исследователей полагали, в связи с этим, что сооружение храмов было изначально несвойственно славянским народам, и традиция их строительства была заимствована западными славянами у кельтов. Дальнейшее изучение языческих культовых мест показало, что храмы – закрытые помещения, в которых стояли идолы – были распространены в различных частях славянского мира; обычно они были деревянными и строились из вертикально стоящих бревен… (Виноградов А.В. Каменные храмы западных и балтийских славян дохристианской эпохи // Исторический формат. 2015. №4).
 
Было ли скандинавское имя Хельги прототипом, от которого образовалось древнерусское имя Олег и которое носил летописный князь Олег Вещий?.. Как видно, подбор скандинавских, изначально шведских «аналогий» для древнерусского Олега шел в лучших традициях И. Магнуса и О. Рудбека: никаких доказательств не приводилось, поскольку доказательства для верующих в рудбекианизм не требовались. Их взгляды основывались на догме, что все в европейской истории, от гиперборейцев и готов до древнерусских варягов, вышло из Швеции, включая имена героев, богов и стран. Но даже для самых убежденных норманистов предлагаемые скандинавские тождества для имени Олег выглядели слишком гадательными… (Грот Л.П. Об имени Хельги (первая часть) // Исторический формат. 2015. №4).
 

Именно в Ладоге на рубеже VIII–IX вв. появляются первые в Восточной Европе изделия, выполненные в трёхслойной технологии с боковыми полосами из фосфористого железа. Трёхслойный пакет очень быстро распространяется по территории Севера Восточной Европы, вытесняя местные традиционные технологии. В период X – первой половины XII в. эта технология становится основой древнерусского городского ремесла… (Завьялов В.И., Терехова Н.Н. Феномен «трёхслойной технологии» (высокие технологии в средневековье) // Исторический формат. 2015. №4).
 
Выводы о том, что какие-то группы именьковского населения именовались словенами и северянами являются вполне допустимыми. Дать какое-то иное убедительное объяснение упоминанию народа С.л.виюн в письме хазарского царя Иосифа, четко локализующего его в Среднем Поволжье, едва ли возможно. Точно также иначе затруднительно объяснить упомянутый там же поволжский этноним С.в.р, который оказывается как бы «лишним» – сувары названы в том же перечне поволжских народов. Если верна гипотеза В.В. Седова о генетической связи именьковской и волынцевской культур, то можно говорить и о том, что именно с миграцией «именьковцев» связано появление этого этнонима, вытеснившего древнее местное имя анты, в регионе Днепровского Левобережья… (Жих М.И. Заметки о раннеславянской этнонимии (славяне в Среднем Поволжье в I тыс. н.э.) // Исторический формат. 2015. №4).
 
В могилу был помещён «гроб» с телом умершего воина. Его тело было покрыто плащом, застёгнутом фибулой, украшенной косицеобразным орнаментом. Данная фибула представляет собой вариант застёжек, чей вид развивался, судя по находкам на Каупе, на Самбии на протяжении первой пол. Х в. На крышку гроба участники погребальной церемонии поставили деревянное ведро с железными оковками, содержавшее жертвенный напиток (мёд или пиво). К этому времени, возможно, было завершено возведение конского захоронения к юго-востоку от могилы воина. Таким образом, в кург. К143 могильника Кауп соединились традиции распространившегося в скандинавской среде христианства и прусские обычаи… (Кулаков В.И. Могильник в урочище Кауп, курган К143 (раскопки 1932 г.) // Исторический формат. 2015. №4).
 
Не исключено, что описанную путаницу в родословии воротынских и одоевских князей создал митрополит Даниил, который по нашему предположению был составителем (или редактором?) Объединенного родословца черниговских князей. Затем эта легенда отразилась в последующих родословцах и в таком виде была навязана воротынским князьям середины XVI в. и воспринята ими как должное. Похоже, неувязка в отчестве князя Федора Львовича вовсе не тяготила воротынских князей середины XV в., ведь в сложившейся системе местничества легенда, вошедшая в официальный Государев родословец 1555 г., вполне обеспечивала им достойное место в иерархии знати Московского государства. Точно так же князья новосильского дома, видимо, не протестовали против отсутствия в своей родословной многих новосильских князей XIV в. Гораздо важнее было возвести свой род к общеизвестной и знаковой исторической личности – к святому князю Михаилу Черниговскому, впрочем, о происхождении которого они тоже имели очень смутные представления… (Беспалов Р.А. Комментарий к легенде о происхождении Воротынских князей от князя Юрия // Исторический формат. 2015. №4).
 
В.В. Седов начинает изложение истории изучения проблемы происхождения славян с того, что последовательно рассматривает возможности различных наук в освещении славянского этногенеза. Первым он подробно рассматривает вклад языкознания в изучение данного вопроса, и показывает системные противоречия в выводах различных исследователей. Это касается упрощенного рассмотрения, особенно в работах ранних лингвистов, распада индоевропейского языка, и В.В. Седов подчеркивает, что распад ИЕ общности был не одноактным, а весьма сложным процессом, и прошел через ряд этапов и длился тысячелетия, проходя через промежуточные этноязыковые образования и в отдельных случаях через серии промежуточных групп… (Клёсов А.А. Читая В.В. Седова. «Происхождение и ранняя история славян» с точки зрения ДНК-генеалогии // Исторический формат. 2015. №4).
 
Можно сказать, что общинные традиции восточных славян заложили основу и дали идеологические принципы для самоорганизации казачества. Их основным носителем в период, предшествующий появлению казачества, был Новгород и другие свободные северные общины. В период монголо-татарского нашествия русская «полисная» социальная система перенесла жестокий удар. И стала трансформироваться в сторону феодализации и авторитаризма. Не без влияния завоевателей с востока. В XV–XVI вв. она была окончательно уничтожена. Символическим актом этого стал увоз Иваном III вечевого колокола из Новгорода. Уйдя в степь, казаки восстановили там традиции вольных общин – одну из самых главных ценностей в своей жизни. Казачество стало воплощённой в жизнь консервативной утопией. Осуществлением мечты восточных славян о свободной жизни в свободной общине… (Васильев И.Ю. Генезис русского казачества // Исторический формат. 2015. №4).
 
Полностью эти и другие статьи читайте в новом номере журнала «Исторический формат», который можно бесплатно скачать на официальном сайте.
 
Издание также нуждается в вашем участии. Журнал – некоммерческий, его цель – продвижение исторической науки и публикация результатов самых актуальных исторических исследований, находящихся «на острие науки». Никакого финансирования нет – только то, что поступает от отдельных людей через «Планету». А без денег, увы, сильно не развернешься… Так устроена жизнь. Было бы хорошо, если над «Историческим форматом» взял бы «шефство» какой-нибудь неравнодушный предприниматель, для которого небольшой расход не в тягость, но таких пока нет. Официальные бюджетные структуры (научные и образовательные) интереса к поддержке журнала не проявляют, и это понятно – «Исторический формат» без финансирования имеет тот же КПД, что «официальные научные журналы» – с финансированием, показывая, кто насколько эффективно работает. А если и проявят когда-нибудь, то наверняка потребуют изменения демократичной редакторской политики, попробуют «подмять» под себя, введут «цензуру», что можно публиковать, а что «нежелательно». А редакция этого не хочет… Понятно, что кризис, впереди праздники, почти всем не до науки и в особенности не до истории. Но вдруг… поэтому вот ссылка на проект нового юбилейного номера журнала «Исторический формат» на Планете: https://planeta.ru/campaigns/27811
 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте другие статьи на Переформате:

4 комментария: Кратко… может, кого-то заинтересует подробнее

  • Георгий Максименко говорит:

    Если не возражаете, позвольте задать неудобный вопрос. Не могу понять, чем занимается попечительский Совет журнала, ну или председатель этого Совета. Он что не в состоянии понести небольшой расход?

    • У Общественного попечительского совета журнала «Исторический формат» нет председателя. Члены же Попечительского совета уже внесли (согласно условиям) свой единовременный взнос и поддержали издание журнала, которое стоит не так уж много денег. Вы же, вместо того, чтобы поддержать журнал, вопрошаете к кому-то. Ну да, таких большинство, пусть кто-то что-то делает и оплачивает. Впрочем, приглашаем Вас войти в состав Общественного попечительского совета и понести небольшой расход.

      • Георгий Максименко говорит:

        Благодарю за пояснение и предложение. У меня пенсия 10 числа, постараюсь помочь, в силу своих возможностей. Для этого совсем не обязательно входить в состав попечительского совета. У меня, очевидно, сложилось неверное понятие о том, что такое попечительский совет при научном журнале и чем он занимается. Никого не хотел обидеть своим вопросом.

        • Участие в попечительском совете и поддержка журнала – дело исключительно добровольное, и если есть такая возможность. В вузовской системе на издания выделяются средства, и зачастую немалые. Но независимому научному журналу приходится сложнее. Впрочем, именно в этой независимости наше главное преимущество – нет бюрократии, указаний «сверху», что печатать, а что «попридержать». Поэтому журнал, хочется верить, получается интересный и демократичный. К тому же, издание электронное, на типографию мы не тратимся. А научный КПД – сравним с теми изданиями, которые щедро спонсируются из бюджета.
           
          Что же касается Общественного попечительского совета журнала «Исторический формат», то все его члены внесли существенный единовременный вклад в издание. Сегодня это 10 тысяч рублей. Не на всякий журнал в наше время столько перечислят по доброй воле, и это ценно. Поэтому редакция благодарна общественным попечителям и считает их участие исключительно важным. Если у кого-то из них будет возможность содействовать изданию журнала и в будущем, то это только приветствуется. Однако повторимся, что эти люди уже существенно поддержали журнал.

Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
     
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Спасибо, Переформат!
  
Наши друзья