В 1910 году произошло событие, которое можно считать началом атомной программы дореволюционной России. В.И. Вернадский сделал доклад в Академии наук по теме «Задачи дня в области радия». «Теперь, когда человечество вступает в новый век лучистой – атомной – энергии, мы, а не другие, должны знать, должны выяснить, что хранит в себе в этом отношении почва нашей родной страны», – заявил Вернадский.
 

 
И что вы думаете, «царские чинуши» оплевали одинокого гения, а его прозрение так и осталось невостребованным? Ничего подобного. На поиски радиоактивных месторождений отправляется геологическая экспедиция и находит уран, быстрыми темпами разворачиваются исследования в области ядерной физики. Дума в 1913 году рассматривает законодательные инициативы в сфере изучения радиоактивных месторождений империи… Это будни «лапотной» России.
 
У всех на слуху имена таких выдающихся дореволюционных ученых, как Д.И. Менделеев, И.П. Павлов, А.М. Ляпунов и другие. Рассказ об их деятельности и достижениях займет целые тома, но я хотел бы сейчас сказать не о них, а привести ряд фактов, непосредственно привязанных к 1913 году.
 

В 1913 году начались заводские испытания «Краба» – первого в мире подводного минного заградителя М.П. Налётова. Во время войны 1914-1918 гг. «Краб» был в составе Черноморского флота, ходил в боевые походы, и, кстати, именно на его минах подорвалась турецкая канонерская лодка «Иса-Рейс».
 
В 1913 году открылась новая страница в истории авиации: в воздух поднялся первый в мире четырехмоторный самолет. Его создателем был русский конструктор И.И. Сикорский. Другой дореволюционный инженер, Д.П. Григорович, в 1913 году построил «летающую лодку» М-1. Прямым потомком М-1 стал один из лучших гидросамолетов Первой мировой войны – М-5.
 
В 1913 году оружейник В.Г. Федоров начал испытание автоматической винтовки. Развитием этой идеи во время Первой мировой войны стал знаменитый автомат Федорова. Кстати, под руководством Федорова одно время работал В.А. Дегтярев, впоследствии ставший известным конструктором.
 
В начале XX века наша страна была и на экономическом подъеме. Чтобы доказать этот тезис, обратимся для начала к фундаментальному исследованию доктора наук, профессора В.И. Бовыкина «Финансовый капитал в России накануне Первой мировой войны».
 
Даже для наиболее развитых стран мира начало XX века – это все еще период «угля, паровозов и стали»; впрочем, роль нефти уже достаточно велика. Поэтому цифры, характеризующие ситуацию в этих сферах, носят основополагающий характер. Итак, добыча каменного угля: 1909 год – 23,3659 миллиона тонн, 1913 год – 31,24 миллиона тонн, рост – 33,7%. Производство нефтепродуктов: 1909 год – 6,3079 миллиона тонн, 1913 год – 6,6184 миллиона тонн, рост – 4,9%. Выплавка чугуна: 1909 год – 2,8714 миллиона тонн, 1913 год – 4,635 миллиона тонн, рост – 61,4%. Выплавка стали: 1909 год – 3,1322 миллиона тонн, 1913 год – 4,918 миллиона тонн, рост – 57%. Производство проката: 1909 год – 2,6679 миллиона тонн, 1913 год – 4,0386 миллиона тонн, рост – 51,4%.
 
Производство паровозов: 1909 год – 525 штук, 1913 год – 654 штук, рост – 24,6%. Производство вагонов: 1909 год – 6389 штук, 1913 год – 20 492 штук, рост – 220,7%.
 
В целом, статистика показывает, что в период 1909-1913 гг. заметно увеличилась стоимость фондов промышленности. Здания: 1909 год – 1,656 миллиарда рублей, 1913 год – 2,185 миллиарда рублей, рост – 31,9%. Оборудование: 1909 год – 1,385 миллиарда рублей, 1913 год – 1,785 миллиарда рублей, рост – 28,9%.
 
Что касается ситуации в сельском хозяйстве, то общий сбор пшеницы, ржи, ячменя, овса, кукурузы, проса, гречихи, гороха, чечевицы, полбы, бобов составил в 1909 году 79 миллионов тонн, в 1913 году – 89,8 миллиона тонн, рост – 13,7%. Причем в период 1905-1914 гг. на долю России приходилось 20,4% мировых сборов пшеницы, 51,5% ржи, 31,3% ячменя, 23,8% овса. Но, может быть, на этом фоне резко возрос и экспорт вышеперечисленных культур, в результате чего уменьшилось внутреннее потребление? Ну что ж, проверим старый тезис «не доедим, но вывезем» и посмотрим показатели вывоза. 1909 год – 12,2 миллиона тонн, 1913 год –10,4 миллиона тонн. Экспорт сократился.
 
Кроме того, на Россию приходилось 10,1% от мирового производства свекловичного и тростникового сахара. Абсолютные цифры выглядят так. Производство сахара-песка: 1909 год – 1,0367 миллиона тонн, 1913 год – 1,106 миллиона тонн, рост – 6,7%. Сахар-рафинад: 1909 год – 505 900 тонн, 1913 год – 942 900 тонн, рост – 86,4%.
 
Чтобы охарактеризовать динамику стоимости фондов сельского хозяйства, приведу следующие цифры. Хозяйственные строения: 1909 год – 3,242 миллиарда рублей, 1913 год – 3,482 миллиарда рублей, рост – 7,4%. Оборудование и инвентарь: 1909 год – 2,118 миллиарда рублей, 1913 год – 2,498 миллиарда рублей, рост – 17,9%. Скот: 1909 год – 6,941 миллиарда рублей, 1913 год – 7,109 миллиарда рублей, рост – 2,4%.
 
Важную информацию по ситуации в дореволюционной России можно найти у А.Е. Снесарева. Его свидетельство тем более ценно, если учесть, что он – враг «прогнившего царизма». Об этом можно судить по фактам его биографии. Царский генерал-майор в октябре 1917 года становится генерал-лейтенантом, при большевиках руководит Северо-Кавказским военным округом, организовывает оборону Царицына, занимает должность начальника Академии генштаба РККА, становится Героем Труда. Конечно, период репрессий 1930-х не обходит его стороной, но приговор к расстрелу заменяют сроком в лагере. Впрочем, Снесарева освобождают досрочно, и это лишний раз показывает, что он для советской власти не чужой человек…
 
Так вот, Снесарев в книге «Военная география России» оперирует следующими данными, относящимися к началу XX века. Количество собранного хлеба и картофеля на одного человека (в пудах): США – 79, Россия – 47,5, Германия – 35, Франция – 39. Число лошадей (в миллионах): европейская Россия – 20,751, США – 19,946, Германия – 4,205, Великобритания – 2,093, Франция – 3,647. Уже по этим цифрам видна цена расхожим штампам о «голодающих» крестьянах и о том, как им «не хватало» лошадей в хозяйстве. Здесь стоит добавить и данные крупного западного эксперта профессора Пола Грегори из его книги «Экономический рост Российской империи (конец XIX – начало XX в.). Новые подсчеты и оценки». Он отмечал, что между 1885-1889 и 1897-1901 гг. стоимость зерна, оставленного крестьянами для собственного потребления, в постоянных ценах выросла на 51%. В это время численность сельского населения увеличилась лишь на 17%.
 
Конечно, в истории многих стран немало примеров, когда экономический подъем сменялся стагнацией и даже упадком. Россия не исключение, и это дает широкий простор для тенденциозного подбора фактов. Всегда есть возможность надергать цифр кризисного периода или, напротив, воспользоваться статистикой, относящейся к нескольким наиболее успешным годам. В этом смысле полезно будет взять период 1887-1913 гг., который был отнюдь не простым. Тут и сильный неурожай 1891-92 гг., и мировой экономический кризис 1900-1903 гг., и дорогостоящая Русско-японская война, и массовые забастовки, и масштабные боевые действия во время «революции 1905-07 гг.», и разгул терроризма.
 
Так вот, как отмечает доктор исторических наук Л.И. Бородкин в статье «Дореволюционная индустриализация и ее интерпретации», в 1887-1913 гг. средний темп промышленного роста составил 6,65%. Это выдающийся результат, но критики «старого режима» утверждают, что Россия в период правления Николая II все больше отставала от первой четверки самых развитых стран мира. Они указывают, что прямое сравнение темпов роста между экономиками разных масштабов некорректно. Грубо говоря, пусть размер одной экономики составляет 1000 условных единиц, а другой – 100, при этом рост – 1 и 5% соответственно. Как видим, 1% в абсолютных показателях равен 10 единицам, а 5% во втором случае – лишь 5 единицам.
 
Верна ли такая модель для нашей страны? Чтобы ответить на этот вопрос, воспользуемся книгой «Россия и мировой бизнес: дела и судьбы. Альфред Нобель, Адольф Ротштейн, Герман Спитцер, Рудольф Дизель» под общ. ред. В.И. Бовыкина и статистико-документальным справочником «Россия 1913 год», подготовленным в РАН Институтом Российской истории.
 
Действительно, накануне Первой мировой войны Россия производила промышленной продукции в 2,6 раза меньше Великобритании, в 3 раза меньше, чем Германия, и в 6,7 раза меньше, чем США. А вот как в 1913 году распределились пять стран по долям в мировом промышленном производстве: США – 35,8%, Германия – 15,7%, Великобритания –14%, Франция – 6,4%, Россия – 5,3%. И здесь на фоне первой тройки отечественные показатели выглядят скромно. Но правда ли то, что Россия все больше отставала от мировых лидеров? Неправда. За период 1885-1913 гг. отставание России от Великобритании уменьшилось втрое, от Германии – на четверть. По абсолютным валовым показателям промышленного производства Россия почти сравнялась с Францией.
 
Неудивительно, что доля России в мировом промышленном производстве, составлявшая в 1881-1885 гг. 3,4%, достигла в 1913 году 5,3%. Справедливости ради надо признать, что сократить отставание от американцев не удалось. В 1896-90 гг. доля США была 30,1%, а у России – 5%, то есть на 25,5% меньше, а в 1913 году отставание увеличилось до 30,5%. Впрочем, этот упрек «царизму» относится и к трем другим странам «большой пятерки». В 1896-1900 гг. доля Великобритании составляла 19,5% против 30,1% у американцев, а в 1913 г. – 14 и 35,8% соответственно. Разрыв увеличился с 10,6 до 21,8%. Для Германии аналогичные показатели выглядят так: 16,6% против 30,1%; 15,7 и 35,8%. Отставание возросло с 13,5 до 20,1%. И, наконец, Франция: 7,1% против 30,1%; 6,4 и 35,8%. Отставание от США было 23%, а в 1913 году достигло 29,4%.
 
Несмотря на все эти цифры, скептики не сдаются, пытаясь закрепиться на следующей линии обороны. Признав впечатляющие успехи царской России, они говорят, что эти успехи достигнуты в основном за счет колоссальных внешних заимствований. Ну что ж, откроем справочник «Россия 1913 год».
 
Итак, наша страна в 1913 году выплатила по внешним долгам 183 миллиона рублей. Давайте сравним с общими доходами отечественного бюджета 1913 года: ведь долги выплачивают из доходов. Доходы бюджета составили в тот год 3,4312 миллиарда рублей. Это значит, что на заграничные выплаты ушло всего-навсего 5,33% доходов бюджета. Ну что, видите вы здесь «кабальную зависимость», «слабую финансовую систему» и тому подобные признаки «загнивающего царизма»?
 
На это могут возразить следующим образом: а может быть, Россия набрала огромных кредитов, из них выплачивала предыдущие кредиты, а собственные ее доходы были невелики. Проверим эту версию. Возьмем несколько статей доходов бюджета 1913 года, о которых заведомо известно, что они формировались за счет собственной экономики. Счет в миллионах рублей.
 
Итак, прямые налоги – 272,5; косвенные налоги – 708,1; пошлины – 231,2; правительственные регалии – 1024,9; доходы от казенных имуществ и капиталов – 1043,7. Повторюсь, что это не все доходные статьи, но в целом и они дадут 3,2804 миллиарда рублей. Напомню, что заграничные платежи в тот год составили 183 миллиона рублей, то есть 5,58% от основных доходных статей российского бюджета. Да что и говорить, одни лишь казенные железные дороги принесли бюджету 1913 года 813,6 миллиона рублей! Как ни крути, как ни ходи на ушах, а никакой кабалы от иностранных кредиторов нет и в помине.
 
Теперь обратимся к такому параметру, как производительные вложения в российские ценные бумаги (акционерное предпринимательство, железнодорожное дело, городское хозяйство, частный ипотечный кредит). Вновь воспользуемся работой Бовыкина «Финансовый капитал в России накануне Первой мировой войны».
 
Отечественные производительные капиталовложения в российские ценные бумаги за период 1900-1908 гг. составили 1,149 миллиарда рублей, иностранные вложения – 222 миллиона рублей, а всего – 1,371 миллиарда. Соответственно, в период 1908-1913 гг. отечественные производительные капиталовложения возросли до 3,005 миллиарда рублей, а иностранные – до 964 миллионов рублей.
 
Те, кто говорит о зависимости России от иностранного капитала, могут подчеркнуть, что доля «чужих» денег в капиталовложениях увеличилась. Это верно: в 1900-1908 гг. она составляла 16,2%, а в 1908-1913 гг. возросла до 24,4%. Но обратите внимание, что отечественные вложения в 1908-1913 гг. в 2,2 раза превышали даже общий объем вложений (отечественные плюс иностранные) в предыдущий период, то есть в 1900-1908 гг. Это ли не доказательство заметного усиления собственно российского капитала?
 
Перейдем теперь к освещению некоторых социальных аспектов. Все слышали стандартные рассуждения на тему «как проклятый царизм не позволял учиться бедным «кухаркиным детям». От бесконечного повторения этот штамп стал восприниматься как самоочевидный факт. Обратимся к работе Центра социологических исследований Московского университета, который провел сравнительный анализ социального «портрета» студента МГУ 2004 и 1904 гг. Оказалось, что в 1904 году 19% студентов этого престижного учебного заведения были выходцами из села (деревни). Конечно, можно сказать, что это дети деревенских помещиков, однако, учтем, что 20% учащихся Московского университета происходили из семей с имущественным положением ниже среднего, а 67% относились к средним слоям. При этом лишь у 26% студентов отцы были с высшим образованием (у 6% матери с высшим образованием). Отсюда видно, что значительная часть учащихся – это выходцы из небогатых и бедных, очень простых семей.
 
Но если так обстояли дела в одном из лучших вузов империи, то очевидно, что сословные перегородки при Николае II уходили в прошлое. До сих пор даже в среде людей, скептически относящихся к большевизму, принято считать неоспоримыми достижения советской власти в сфере образования. При этом молчаливо принимается, что образование в царской России находилось на крайне невысоком уровне. Давайте разберемся в этом вопросе, опираясь на работы крупных специалистов – А.Е. Иванова («Высшая школа России в конце XIX – начале XX века») и Д.Л. Сапрыкина («Образовательный потенциал Российской империи»).
 
Накануне революции система обучения в России приобрела следующий вид. Первая ступень – 3-4 года начальное образование; затем еще 4 года в гимназии либо курс высших начальных училищ и других соответствующих профессиональных учебных заведений; третий этап – еще 4 года полного среднего образования, и, наконец, высшие учебные заведения. Отдельным образовательным сектором были учебные заведения для взрослых.
 
В 1894 году, то есть в самом начале правления Николая II, число учащихся гимназического уровня составляло 224 100 человек, то есть 1,9 ученика на 1000 жителей нашей страны. В 1913 году абсолютное число учеников достигло 677 100 человек, то есть 4 на 1000. Но это без учета военно-учебных, частных и некоторых ведомственных учебных заведений. Сделав соответствующую поправку, получим около 800 000 учащихся гимназического уровня, что дает 4,9 человека на 1000.
 
Для сравнения возьмем Францию той же эпохи. Правда, данные есть не за 1913, а за 1911 год, но это вполне сопоставимые вещи. Так вот, «гимназистов» во Франции было 141 700 человек, или 3,6 на 1000. Как видим, «лапотная Россия» смотрится выигрышно даже на фоне одной из самых развитых стран всех времен и народов.
 
Теперь перейдем к студентам вузов. В конце XIX – начале XX вв. абсолютные показатели России и Франции были примерно одинаковыми, но по относительным мы сильно отставали. Если у нас в 1899-1903 гг. на 10 000 жителей было всего 3,5 студента, то во Франции – 9, в Германии – 8, в Великобритании – 6. Однако уже в 1911-1914 гг. ситуация резко поменялась: Россия – 8, Великобритания – 8, Германия – 11, Франция – 12. Иными словами, наша страна резко сократила отставание от Германии и Франции, а Великобританию и вовсе догнала. В абсолютных цифрах картина выглядит так: число студентов вузов Германии в 1911 году было 71 600, а в России – 145 100.
 
Взрывной прогресс отечественной системы образования налицо, и особенно ярко он виден на конкретных примерах. В 1897/98 учебном году в Петербургском университете обучались 3700 студентов, в 1913/14 – уже 7442; в Московском университете – 4782 и 9892 соответственно; в Харьковском – 1631 и 3216; в Казанском – 938 и 2027; в Новороссийском (Одесса) – 693 и 2058, в Киевском – 2799 и 4919.
 
Во времена Николая II серьезное внимание уделялось подготовке инженерных кадров. На этом направлении также были достигнуты впечатляющие результаты. Так, в Технологическом институте Петербурга в 1897/98 году обучался 841 человек, а в 1913/14 – 2276; Харькова – 644 и 1494 соответственно. Московское техническое училище, несмотря на название, относилось к институтам, и здесь данные такие: 718 и 2666. Политехнические институты: Киев – 360 и 2033; Рига – 1347 и 2084; Варшава – 270 и 974. А вот сводка по студентам земледельческих высших учебных заведений. В 1897/98 году в них было 1347 студентов, а в 1913/14 – 3307.
 
Быстро развивающаяся экономика потребовала и специалистов в сфере финансов, банковского дела, торговли и тому подобных. Система образования отреагировала на эти запросы, что хорошо иллюстрируется следующими статистическими данными: за шесть лет, с 1908 по 1914 гг., число студентов соответствующих специальностей увеличилось в 2,76 раза. Например, в Московском коммерческом институте в 1907/08 учебном году учились 1846 студентов, а в 1913/14 – 3470; в Киевском в 1908/09 году – 991 и 4028 в 1913/14 году.
 
Теперь перейдем к искусству, ведь это важная характеристика состояния культуры. В 1913 году С.В. Рахманинов заканчивает ставшую всемирно известной музыкальную поэму «Колокола», А.Н. Скрябин создает свою великую Сонату № 9, а И.Ф. Стравинский – балет «Весна священная», музыка которого стала классической. В это время плодотворно работают художники И.Е. Репин, Ф.А. Малявин, А.М. Васнецов и многие другие. Процветает театр: К.С. Станиславский, В.И. Немирович-Данченко, Е.Б. Вахтангов, В.Э. Мейерхольд – вот лишь несколько имен из длинного ряда крупнейших мастеров. Начало XX века – часть периода, называемого Серебряным веком русской поэзии, целого явления в мировой культуре, представители которого заслуженно считаются классиками.
 
Все это было достигнуто при Николае II, но до сих пор о нем принято говорить как о некомпетентном, бездарном, слабовольном царе. Если это так, непонятно, как же при столь ничтожном монархе Россия смогла добиться выдающихся результатов, о которых неопровержимо свидетельствуют приведенные в данной статье факты. Ответ очевиден: Николая II оклеветали враги нашей страны. Нам ли, людям XXI века, не знать, что такое черный пиар?..
 
Дмитрий Зыкин
 
Перейти к авторской колонке
 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте другие статьи на Переформате:

14 комментариев: Царская Россия: рывок к мировому величию

  • Александр Фёдоров говорит:

    Замечательная статья. Надо только добавить, что Англия, Франция, Бельгия, Нидерланды строили свою экономику на ограблении колоний, при том Англия грабила по максимуму. Так что в цифры надо ввести поправки с учётом этого.

  • Ирина Медведева говорит:

    Статья чрезвычайно информативна, спасибо. «Нам ли, людям XXI века, не знать, что такое черный пиар?..», – об этом надо думать, но и библейское «не сотвори себе кумира» забывать не стоит… Мы с отцом очень интересуемся историей семьи, делаем записи, собираем материалы. Располагаю информацией по теме поста, и она – достаточно объёмна. Приведу лишь пару примеров.
     
    Старшего брата моей бабушки отец называет «уникальный дядюшка». Мои предки по отцовской линии – из крестьян Костромской губернии. Этот дядюшка, окончив церковно-приходскую школу, очень сильно полюбил и всю жизнь декламировал русских поэтов, пересказывал и цитировал русских писателей; был участником 4-х войн и революции, очень много рассказывал об этом младшим поколениям в семье, просил, чтобы они запоминали и передавали своим детям эти рассказы.
     
    Мой предок ещё до Первой мировой был призван в царскую гвардию Николая II. Набирали туда рослых, широкоплечих, светловолосых и светлоглазых русаков – не золотой, а бриллиантовый генофонд народа. В роте (человек 150?), где служил «уникальный дядюшка», было… всего два, владеющих грамотой человека… Особенно тяжело, по воспоминаниям деда, им, грамотеям, было, когда другой отсутствовал: попробуй всем прочитай письма из дому, а потом – напиши за всех ответы…
     
    По-видимому, учитель моего родственника был очень талантливым, неравнодушным педагогом. Одного из своих простонародных учеников он повёз в столицу сам: мальчик показал выдающиеся способности и был подготовлен для обучения в университете. Сколько высоких начальственных порогов эта пара не обивала, ответ был один: «Реальное училище. Университет – не для простонародья». «Число студентов вузов Германии в 1911 году было 71 600, а в России – 145 100», – а если бы отставание было связано не только с количеством студентов, но и с качеством: высшее образование получали бы лучшие из лучших, независимо от сословия?..
     
    Этот мой уникальный предок, по воспоминаниям отца, постоянно повторял о событиях революции одно и то же: «Запомните: революцию совершил народ!». И дальше рассказывал очередную историю из своей жизни, повествующую о царских временах…

  • Евгения Озорная говорит:

    Я не знаю, сколько лет автору, но он как-то обошёл стороной тот момент, что многие его современники (включая и Ирину Медведеву), имели «дореволюционных» бабушек и дедушек, и кое-что из их рассказов помнят. И ещё – автор часто говорит о том, сколько платили по долгам, даёт ссылки на литературу, но нигде не указывает – а сколько были должны?

    • banshee говорит:

      Елена, чисто из спортивного интереса: как автор должен был осветить в статье «тот момент» про дореволюционных бабушек, наверное, статью писать на основании воспоминаний, прошедших «через руки» поколений, многократно пересказанных и интерпретированных? Такую статью надо просить у Ирины Медведевой.
       
      А по поводу того, сколько были должны… Ну, автор приводит ссылки по своему усмотрению. Если у Вас есть время написать коммент к статье, наверняка, найдется время и найти информацию, которая Вас интересует, и, может даже, привести ее здесь. Серьезный спор так и ведется: чтобы что-то опровергнуть, нужно иметь основания.

  • Ирина говорит:

    Спасибо автору за достаточно подробный анализ социально-экономической ситуации начала 20-го века, но вывод вызвал недоумение. Очень часто социальные процессы протекают за счёт того задела, который был положен намного раньше, а не являются следствием реакции на текущие реформы. Поэтому для такого большого государства как Россия устанавливать причинно-следственную связь, что рост экономических показателей является следствием деятельности Николая II вряд ли стоит. Всё-таки о деятельности человека, а тем более руководителя, давать оценки и суждения стоит на основе его принятых решений и полученных результатов, а не по тому, что делали другие вокруг него. Личность Николая II достаточно противоречивая, и её нужно рассматривать с разных сторон, но вряд ли деятельность других людей, являющихся непосредственными участниками этого подъёма, может стать критерием для оценки деятельности самого императора.

  • Валерий говорит:

    Паразитарная верхушка всё грезит о мировом величии, а простой русский мечтает жить как простой голландец, но за величие надо платить, а с чьего кармана догадаться не трудно…

    • СергейС говорит:

      Просто и понятно. К сожалению не всем.

  • Елена Грузнова говорит:

    Как известно, существуют три вида лжи: невинная ложь, наглая ложь и статистика. Последняя создаёт иллюзию объективного знания, хотя таковым вовсе не является. Попытки доказать благополучие предреволюционной России с её помощью бессмысленны, особенно если учесть, сколь сильно цифры официальной статистики отличались от реального положения дел. Если обеспечивающая жизнеспособность государства часть населения не верит своему руководству, не считает его мудрым, сильным, справедливым, то количество чего бы то ни было не имеет вообще никакого значения – оно легко может превратиться в ничто даже в условиях небольшого кризиса. В России к 1917 году сложилась именно такая ситуация, поэтому революцию с вдохновением встречали даже служащие полиции и духовенство, не говоря уже о монархистах. А отсылки к 1913 году и ранее и вовсе бессмысленны – революция произошла не в 1913-ом, а 4 года спустя, когда ситуация во всех сферах жизни была принципиально иной. Можно, конечно, все беды объяснять происками зарубежных врагов, но в том и состоит талант руководителя, чтобы своевременно устранять причины внутреннего напряжения, тогда при любом кризисе никакие внешние заговорщики не будут страшны – но для этого надо быть честным со своим народом и ставить на ключевые государственные посты сильных специалистов, а не послушных подхалимов.

    • СергейС говорит:

      Именно так.

    • banshee говорит:

      По крайней мере, автор статьи не приводит аргументацию «Как известно», а пользуется данными статистики, которую Вы хоть и считаете почему-то оплотом лжи, на самом деле, является самым что ни наесть объективным источником информации о прошлом и настоящем. А вот интерпретация данных статистики уже носит субъективный характер. И если интерпретация статистики автором статьи не влезает в рамки Вашего личного восприятия отрезка времени, о котором идет речь в статье, то начинаются бездоказательные утверждения, что, де, и официальная статистика врала, и революцию полиция и духовенство встречали с цветами и песнями, и положение в стране за 4 года до революции совсем не имеет значения, да и вообще, Вам лучше известно, в чем заключается талант руководителя, что он должен и может. Куда уж статистике угнаться за Еленой Грузновой.

      • Елена Грузнова говорит:

        Ну что ж поделать, если автор этого афоризма о лжи и статистике не известен, а в своей аргументации его уже несколько веков используют все подряд, включая таких известных политиков, как, например, У. Черчилль. Сами по себе данные статистики (как официальной, так и любой другой) ничего не дают, поскольку для их получения приходится оставлять в стороне массу других важных факторов, без которых невозможно адекватное восприятие реальности. То есть статистика как таковая – это уже интерпретация тех фактов, результатом обработки которых она является. Это не значит, что статистикой нельзя пользоваться – можно и нужно, сама периодически провожу статистический анализ для полноты картины отдельных процессов, но при этом не стоит её абсолютизировать, игнорировать её специфику. Кстати, я вовсе не говорю, что официальная статистика врала – она просто отражала ту часть информации, которую её податели считали возможным и нужным представлять своему начальству и/или широкой публике. Считаю себя вправе об этом судить, поскольку имела возможность сравнивать официальную статистику с теми исходными данными, на которых она строилась. Что касается духовенства и полиции, то это результат моих наблюдений на основе многочисленных публикаций воспоминаний свидетелей февральской революции и архивных материалов Тверского губернского статистического комитета за полвека перед революцией. Для меня это было открытием, поскольку тема, вообще-то, не моя, и столкнулась я с ней фактически случайно, занимаясь совсем другим вопросом. Зато сразу многие неясности относительно революции в картинку стали складываться.
         
        Удивительно, откуда такое неистребимое стремление перейти от предмета обсуждения на личности…

        • СергейС говорит:

          >> Кстати, я вовсе не говорю, что официальная статистика врала – она просто отражала ту часть информации, которую её податели считали возможным и нужным представлять…
           
          И опять я Вас поддержу. Мне не раз приходилось готовить данные для разных статистических отчётов, и почти каждый раз приходилось применять «творческий подход». Иногда начальство хочет показать результаты своего руководства лучше, чем они есть. Иногда за эти показатели коллективу полагалось некоторое вознаграждение. Нередки случаи, когда просто непонятно, что именно требуется отразить, тот кто формулировал вопрос, находится так далеко, что ближайшие по цепочке его не знают, а сами пояснить не могут. Я уже давно скептически отношусь к любым статистическим данным.

  • Горелов Егор говорит:

    Самое интересное, что неверие в данные, приведенные в статье на 1913 года, строится на основании того, что буквально через 4 года страна сваливается в пропасть революции. При этом забываем о том, что уже в 1914 начинается Первая Мировая, которая подорвала и производство (кроме военного), и сельское хозяйство. Но я бы тоже не возвеличивал Николая Второго, хотя его фигура стоит детального изучения. Интереснее посмотреть, каким тогда был министерский корпус. Какие решения он принимал.

    • Елена Грузнова говорит:

      А где Вы увидели неверие в данные по 1913 году? Речь не о самих данных, а об их подаче в отрыве от других данных, об отказе видеть содержимое во всей его полноте и неоднозначности в угоду красивой и приятной обёртке. Именно поэтому при выборе другой обёртки понимание вопроса меняется с точностью до наоборот, хотя содержимое не меняется. Когда исторические факты отбираются и интерпретируются исключительно ради обоснования вполне очевидных политических идей и достижения совершенно практических целей, ни о каких научных методах и исторической правде говорить, к сожалению, не приходится. А изучать, безусловно, нужно деятельность не только императора, но и его ближнего и дальнего окружения, и управленцев всех уровней и сфер, и всех слоёв и групп общества – только в этом случае можно рассчитывать на воспроизведение более или менее адекватной картины произошедшего.

Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
   
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Спасибо, Переформат!
  
Наши друзья