Всё прогрессивное человечество, как нам говорят, абсолютно естественным образом приняло геев, их субкультуру, их право заключать браки, усыновлять детей и пропагандировать свою сексуальную ориентацию в школах и детских садах. Нам говорят, что всё это — естественный ход вещей. Нам лгут.
 

 
Ложь о естественном ходе вещей опроверг американский социолог Джозеф Овертон, описавший технологию изменения отношения общества к некогда принципиальным для этого общества вопросам. Прочитайте это описание, и станет понятно, как легализуют гомосексуализм и однополые браки. Станет совершенно очевидно, что работа по легализации педофилии и инцеста будет завершена в Европе уже в ближайшие годы. Как и детская эвтаназия, кстати.
 
Что ещё можно вытащить оттуда в наш мир, используя технологию, описанную Овертоном? Она работает безотказно.
 

Джозеф П. Овертон (1960-2003), старший вице-президент центра общественной политики Mackinac Center. Погиб в авиакатастрофе. Сформулировал модель изменения представления проблемы в общественном мнении, посмертно названную Окном Овертона.
 
Джозеф Овертон описал, как совершенно чуждые обществу идеи были подняты из помойного бака общественного презрения, отмыты и, в конце концов, законодательно закреплены. Согласно Окну возможностей Овертона, для каждой идеи или проблемы в обществе существует т.н. окно возможностей. В пределах этого окна идею могут или не могут широко обсуждать, открыто поддерживать, пропагандировать, пытаться закрепить законодательно. Окно двигают, меняя тем самым веер возможностей, от стадии «немыслимое», то есть совершенно чуждое общественной морали, полностью отвергаемое до стадии «актуальная политика», то есть уже широко обсуждённое, принятое массовым сознанием и закреплённое в законах.
 
Это не промывание мозгов как таковое, а технологии более тонкие. Эффективными их делает последовательное, системное применение и незаметность для общества-жертвы самого факта воздействия. Ниже я на примере разберу, как шаг за шагом общество начинает сперва обсуждать нечто неприемлемое, затем считать это уместным, а в конце концов смиряется с новым законом, закрепляющим и защищающим некогда немыслимое.
 
Возьмём для примера что-то совершенно невообразимое. Допустим, каннибализм, то есть идею легализовать право граждан на поедание друг друга. Достаточно жёсткий пример? Но всем очевидно, что прямо сейчас (2014 г.) нет возможности развернуть пропаганду каннибализма — общество встанет на дыбы. Такая ситуация означает, что проблема легализации каннибализма находится в нулевой стадии окна возможностей. Эта стадия, согласно теории Овертона, называется «Немыслимое». Смоделируем теперь, как это немыслимое будет реализовано, пройдя все стадии окна возможностей.
 
Технология. Ещё раз повторю, Овертон описал технологию, которая позволяет легализовать абсолютно любую идею. Обратите внимание! Он не концепцию предложил, не мысли свои сформулировал некоторым образом — он описал работающую технологию. То есть такую последовательность действий, исполнение которой неизменно приводит к желаемому результату. В качестве оружия для уничтожения человеческих сообществ такая технология может быть эффективнее термоядерного заряда.
 
Как это смело! Тема каннибализма пока ещё отвратительна и совершенно не приемлема в обществе. Рассуждать на эту тему нежелательно ни в прессе, ни, тем более, в приличной компании. Пока это немыслимое, абсурдное, запретное явление. Соответственно, первое движение Окна Овертона — перевести тему каннибализма из области немыслимого в область радикального. У нас ведь есть свобода слова. Ну, так почему бы не поговорить о каннибализме?
 
Учёным вообще положено говорить обо всём подряд — для учёных нет запретных тем, им положено всё изучать. А раз такое дело, соберём этнологический симпозиум по теме «Экзотические обряды племён Полинезии». Обсудим на нём историю предмета, введём её в научный оборот и получим факт авторитетного высказывания о каннибализме. Видите, о людоедстве, оказывается, можно предметно поговорить и как бы остаться в пределах научной респектабельности.
 
Окно Овертона уже двинулось. То есть уже обозначен пересмотр позиций. Тем самым обеспечен переход от непримиримо отрицательного отношения общества к отношению более позитивному. Одновременно с околонаучной дискуссией непременно должно появиться какое-нибудь «Общество радикальных каннибалов». И пусть оно будет представлено лишь в интернете — радикальных каннибалов непременно заметят и процитируют во всех нужных СМИ.
 
Во-первых, это ещё один факт высказывания. А во-вторых, эпатирующие отморозки такого специального генезиса нужны для создания образа радикального пугала. Это будут «плохие каннибалы» в противовес другому пугалу — «фашистам, призывающим сжигать на кострах не таких, как они». Но о пугалах чуть ниже. Для начала достаточно публиковать рассказы о том, что думают про поедание человечины британские учёные и какие-нибудь радикальные отморозки иной природы.
 
Результат первого движения Окна Овертона: неприемлемая тема введена в оборот, табу десакрализовано, произошло разрушение однозначности проблемы — созданы «градации серого».
 
Почему бы и нет? Следующим шагом Окно движется дальше и переводит тему каннибализма из радикальной области в область возможного. На этой стадии продолжаем цитировать «учёных». Ведь нельзя же отворачиваться от знания? Про каннибализм. Любой, кто откажется это обсуждать, должен быть заклеймён как ханжа и лицемер. Осуждая ханжество, обязательно нужно придумать каннибализму элегантное название. Чтобы не смели всякие фашисты навешивать на инакомыслящих ярлыки со словом на букву «Ка».
 
Внимание! Создание эвфемизма — это очень важный момент. Для легализации немыслимой идеи необходимо подменить её подлинное название. Нет больше каннибализма. Теперь это называется, например, антропофагия. Но и этот термин совсем скоро заменят ещё раз, признав и это определение оскорбительным.
 
Цель выдумывания новых названий — увести суть проблемы от её обозначения, оторвать форму слова от его содержания, лишить своих идеологических противников языка. Каннибализм превращается в антропофагию, а затем в антропофилию, подобно тому, как преступник меняет фамилии и паспорта.
 
Параллельно с игрой в имена происходит создание опорного прецедента — исторического, мифологического, актуального или просто выдуманного, но главное — легитимированного. Он будет найден или придуман как «доказательство» того, что антропофилия может быть в принципе узаконена.
 
«Помните легенду о самоотверженной матери, напоившей своей кровью умирающих от жажды детей?»
 
«А истории античных богов, поедавших вообще всех подряд — у римлян это было в порядке вещей!»
 
«Ну, а у более близких нам христиан, тем более, с антропофилией всё в полном порядке! Они до сих пор ритуально пьют кровь и едят плоть своего бога. Вы же не обвиняете в чём-то христианскую церковь? Да кто вы такие, чёрт вас побери?»
 
Главная задача вакханалии этого этапа — хотя бы частично вывести поедание людей из-под уголовного преследования. Хоть раз, хоть в какой-то исторический момент.
 
Так и надо. После того, как предоставлен легитимирующий прецедент, появляется возможность двигать Окно Овертона с территории возможного в область рационального. Это третий этап. На нём завершается дробление единой проблемы.
 
«Желание есть людей генетически заложено, это в природе человека».
«Иногда съесть человека необходимо, существуют непреодолимые обстоятельства».
«Есть люди, желающие чтобы их съели».
«Антропофилов спровоцировали!»
«Запретный плод всегда сладок».
«Свободный человек имеет право решать, что ему есть»
«Не скрывайте информацию и пусть каждый поймёт, кто он — антропофил или антропофоб».
«А есть ли в антропофилии вред? Неизбежность его не доказана».
 
В общественном сознании искусственно создаётся «поле боя» за проблему. На крайних флангах размещают пугала — специальным образом появившихся радикальных сторонников и радикальных противников людоедства.
 
Реальных противников — то есть нормальных людей, не желающих оставаться безразличными к проблеме растабиурования людоедства — стараются упаковать вместе с пугалами и записать в радикальные ненавистники. Роль этих пугал — активно создавать образ сумасшедших психопатов — агрессивные, фашиствующие ненавистники антропофилии, призывающие жечь заживо людоедов, жидов, коммунистов и негров. Присутствие в СМИ обеспечивают всем перечисленным, кроме реальных противников легализации.
 
При таком раскладе сами т.н. антропофилы остаются как бы посередине между пугалами, на «территории разума», откуда со всем пафосом «здравомыслия и человечности» осуждают «фашистов всех мастей». «Учёные» и журналисты на этом этапе доказывают, что человечество на протяжении всей своей истории время от времени поедало друг друга, и это нормально. Теперь тему антропофилии можно переводить из области рационального, в категорию популярного. Окно Овертона движется дальше.
 
В хорошем смысле. Для популяризации темы каннибализма необходимо поддержать её поп-контентом, сопрягая с историческими и мифологическими личностями, а по возможности и с современными медиаперсонами. Антропофилия массово проникает в новости и токшоу. Людей едят в кино широкого проката, в текстах песен и видеоклипах. Один из приёмов популяризации называется «Оглянитесь по сторонам!»
 
«Разве вы не знали, что один известный композитор — того?.. антропофил».
 
«А один всем известный польский сценарист — всю жизнь был антропофилом, его даже преследовали».
 
«А сколько их по психушкам сидело! Сколько миллионов выслали, лишили гражданства!.. Кстати, как вам новый клип Леди Гаги «Eat me, baby»?
 
На этом этапе разрабатываемую тему выводят в ТОП, и она начинает автономно самовоспроизводиться в массмедиа, шоубизнесе и политике.
 
Другой эффективный приём: суть проблемы активно забалтывают на уровне операторов информации (журналистов, ведущих телепередач, общественников и т.д.), отсекая от дискуссии специалистов. Затем, в момент, когда уже всем стало скучно и обсуждение проблемы зашло в тупик, приходит специальным образом подобранный профессионал и говорит: «Господа, на самом деле всё совсем не так. И дело не в том, а вот в этом. И делать надо то-то и то-то» — и даёт тем временем весьма определённое направление, тенденциозность которого задана движением «Окна».
 
Для оправдания сторонников легализации используют очеловечивание преступников через создание им положительного образа через не сопряжённые с преступлением характеристики.
 
«Это же творческие люди. Ну, съел жену и что?»
«Они искренне любят своих жертв. Ест, значит любит!»
«У антропофилов повышенный IQ и в остальном они придерживаются строгой морали».
«Антропофилы сами жертвы, их жизнь заставила».
«Их так воспитали» и т.д.
 
Такого рода выкрутасы — соль популярных ток-шоу. «Мы расскажем вам трагическую историю любви! Он хотел её съесть! А она лишь хотела быть съеденной! Кто мы, чтобы судить их? Быть может, это — любовь? Кто вы такие, чтобы вставать у любви на пути?!»
 
Мы здесь власть. К пятому этапу движения Окна Овертона переходят, когда тема разогрета до возможности перевести её из категории популярного в сферу актуальной политики. Начинается подготовка законодательной базы. Лоббистские группировки во власти консолидируются и выходят из тени. Публикуются социологические опросы, якобы подтверждающие высокий процент сторонников легализации каннибализма. Политики начинают катать пробные шары публичных высказываний на тему законодательного закрепления этой темы. В общественное сознание вводят новую догму — «запрещение поедания людей запрещено».
 
Это фирменное блюдо либерализма — толерантность как запрет на табу, запрет на исправление и предупреждение губительных для общества отклонений. Во время последнего этапа движения Окна из категории «популярное» в «актуальную политику» общество уже сломлено. Самая живая его часть ещё как-то будет сопротивляться законодательному закреплению не так давно ещё немыслимых вещей. Но в целом уже общество сломлено. Оно уже согласилось со своим поражением.
 
Приняты законы, изменены (разрушены) нормы человеческого существования, далее отголосками эта тема неизбежна докатится до школ и детских садов, а значит, следующее поколение вырастет вообще без шанса на выживание. Так было с легализацией педерастии (теперь они требуют называть себя геями). Сейчас на наших глазах Европа легализует инцест и детскую эвтаназию.
 
Как сломать технологию. Описанное Овертоном Окно возможностей легче всего движется в толерантном обществе. В том обществе, у которого нет идеалов, и, как следствие, нет чёткого разделения добра и зла.
 
Вы хотите поговорить о том, что ваша мать — шлюха? Хотите напечатать об этом доклад в журнале? Спеть песню. Доказать в конце концов, что быть шлюхой — это нормально и даже необходимо? Это и есть описанная выше технология. Она опирается на вседозволенность.
 
Нет табу.
 
Нет ничего святого.
 
Нет сакральных понятий, само обсуждение которых запрещено, а их грязное обмусоливание — пресекается немедленно. Всего этого нет. А что есть?
 
Есть так называемая свобода слова, превращённая в свободу расчеловечивания. На наших глазах, одну за другой, снимают рамки, ограждавшие обществу бездны самоуничтожения. Теперь дорога туда открыта.
 
Ты думаешь, что в одиночку не сможешь ничего изменить? Ты совершенно прав, в одиночку человек не может ни черта. Но лично ты обязан оставаться человеком. А человек способен найти решение любой проблемы. И что не сумеет один — сделают люди, объединённые общей идеей. Оглянись по сторонам.
 
© [info]zuhel
 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте другие статьи на Переформате:

25 комментариев: Технология уничтожения, или как сломать общество

  • СергейС говорит:

    Какая гадость. Сначала думал, что это обыкновенное словоблудие, но, дочитав до конца, понял, что профессиональное.

  • Николай говорит:

    Что за примерами далеко ходить? Вот один: Магазин человеческого мяса в Лондоне
     
    Жуткий мясной магазин недавно открылся на знаменитом лондонском рынке мяса Smithfield, где покупателю предлагают купить любую часть человеческой тушки: руки, уши, и даже торс. Такой креативный рекламный ход придумали создатели игры Resident Evil Capcom.
     
    Все это напоминает сцену из фильма ужасов: человеческие конечности, упакованные и представленные на всеобщее обозрение. Мясо, свисающее с крючков, отдельные органы, расположенные на столах, сделанных из нержавеющей стали, как в морге.
     
    Человеческие руки можно купить за £ 5.99, а ноги немного дороже — £ 6,00, но это не помешало поклонникам Resident Evil и зомби энтузиастам раскошеливаться на столь необычные предметы. Что покупатели будут делать с ними дальше, – нам остается только додумывать.
     
    Одной из особенностей продаваемых человеческих конечностей является то, что все они созданы из мяса животных, вот только своим видом полностью соответствуют человеческим. Необычная лавка была открыта всего несколько дней, для лучшего рекламирования новой игры, но, несмотря но столь короткое время, лавка успела изрядно «нашуметь»
    (www.sdelanounih.ru).

  • Андрей Логунов говорит:

    Как бы там ни было, но факты красноречивые, и события, которые в них заключены, делают свое дело: сомнительные аттракторы, как например, открытие спецучреждений с муляжами человеческого мяса, трансляция телевизионных шоу с поеданием человеческой плоти в прямом эфире и обилие агрессивных компьютерных игр, блокбастеров и киносериалов про вампиров, неизбежно понижают порог отвращения к проявлениям садизма и каннибализма, вытаскивают из современного человека последние моральные принципы.
     
    Если отстаивание свободы, как возможности субъекта действовать без ограничений ведет к таким проявлениям, то вся система ценностей, основанная на таком ее понимании, не меняет человека к лучшему, а только консервирует до поры его худшие качества, являясь лишь хрупкой оболочкой, прикрывающей собой, как фиговым листком, неизменно агрессивную и жестокую сущность человека, которая легко находит выход даже в мирные и сытые времена. А что говорить про времена не сытые, которые могут наступить…

    • СергейС говорит:

      >> Если отстаивание свободы, как возможности субъекта действовать без ограничений…
       
      А если без «если», а просто: свобода и соблюдение закона, для всех.

      • Андрей Логунов говорит:

        Принцип «свобода и соблюдение закона, для всех» есть лишь благое пожелание, пока в обществе есть экономическая и чиновничья элита, которые всегда и везде лоббирует в первую очередь только свои эгоистические экономические, а значит и политические интересы. И поэтому он в конечном итоге будет эволюционировать в «свободу для элит и соблюдение закона для всех остальных».
         
        Мне больше нравится точка зрения, что нужно переформатировать понимание демократии и народного государства (res publica), как орган самоуправления общества на основе народовластия, как диктатуры народа (всех) над каждым.

        • СергейС говорит:

          Ваша точка зрения в целом не противоречит моей. Только не понятно, как Вы видите «диктатуру народа (всех) над каждым», и кого Вы понимаете под словом «народ», который будет осуществлять диктатуру, это многозначный термин в отличие от слов Демократия – власть народа и Республика – общее дело. Это важно понимать сразу, так как диктатура как бы народа в России уже была, результат печальный, монголо-татарское иго отдыхает.

          • Андрей Логунов говорит:

            Как диктатура одной личности над обществом, так и отсутствие единого органа самоуправления общества самим собой (разделения властей, система сдержек и противовесов), являются одинаково вредными. В последнем случае имеем то, что называется сегодня демократией, которая не имеет ничего общего с народовластием. Она всегда и везде имеет бутафорный, однодневный характер (в день выборов), и, в сущности, является диктатурой (властью) меньшинства над большинством.
             
            Истинная демократия появится тогда, когда все ветви власти будут подчинены одному органу управления обществом, действующему не в интересах группы личностей, а в интересах всех уровней коллективных собственников в стране.
             
            Идея соединить лучшие черты капитализма (частную инициативу) и социализма (гарантия достойного минимума и соц обеспечение) и отбросить худшие черты капитализма (отчуждение от результатов труда, атомизация общества из-за общего стяжательства и пр.) и социализма (безынициативность, зарегулированность и пр.).
             
            Если грубо, коллектив получает в свое пользование средства производства после выполнения плана. Сперва выполнение госзаказа, потом частная инициатива на основе профсоюзов предприятия в пределах предоставленных коллективу полномочий. Государство обеспечивает общество самым необходимым, частники двигают прогресс.
             
            Кроме традиционной функции защиты интересов трудящихся, как наёмных рабочих, выполняющих госзаказ, у профсоюзов появляется вторая – организация собственного сверхпланового производства трудящихся и заключение договора о найме с администрацией.
             
            Добавлю только, что эта идея далеко не моя, а Мягких Ю.П. (Теория развития общества). Но самое интересное то, что в 2002 г., за три года до того, как мне попалась его монография, я провел похожий эксперимент на одном небольшом коммерческом предприятии.
             
            На основе графика сезонных колебаний и текущего тренда продаж рассчитывал план на месяц, далее дробил на декады и потом ежедневно рассчитывал план на день. После выполнения плана, с каждого продукта, реализованного сверх плана, персонал аккумулировал надбавку, которая потом распределялась среди него дополнительно к фиксированной з/п. Кроме роста выручки отметил одну важную деталь: появление у людей заинтересованности и предложений, как улучшить то или это. Вот такие вот дела.
             
            Очень советую почитать. Есть в Интернете.

            • СергейС говорит:

              Уважаемый Андрей Логунов. Ваш более развёрнутый комментарий, с приведённым примером того, что лично Вам удалось сделать, убедил меня в том, что моя точка зрения на происходящее в России не расходится с Вашей.
               
              И не важно, как будет называться общественное устройство, «…когда все ветви власти будут подчинены одному органу управления обществом, действующему не в интересах группы личностей, а в интересах всех уровней коллективных собственников в стране». Ну, может быть, не только «коллективных собственников», но и надо встроить в эту систему «частников».
               
              Мне понятен тезис Ю.П. Мягких о том, что «…общество людей является составной частью всей Природы и должно развиваться по общей для всей Природы закономерности». Только я считаю, что общество не должно, а развивается по общей для всей Природы закономерности. И когда законы Природы нарушаются, то Природа восстанавливает равновесие (кризисы, вооружённые конфликты, войны, истощение ресурсов и т.п.).
               
              Теория Ю.П. Мягких – всё таки теория, он сам пишет: «Остаётся надеяться, что всем нам, плывущим в одной лодке, удастся сделать самый благоразумный выбор, который может послужить базой для равноправного объединения всех народов…». Я специально оборвал здесь цитату, потому, что дальше говорится о государстве, которого уже нет. А мы с Вами есть, и живём в окружающих нас реалиях. В этом мире есть плохое и хорошее, причём хорошего больше. Я отдаю предпочтение хорошему – семья, дети, внуки, хорошие добрые умные люди, природа, добрые умные книги, достижения науки, и этот ряд каждый может продолжить сам.

          • Леонид Праводелов говорит:

            Даже архаичные общества знали, как с этим бороться. Народ (община) вырабатывал правила поведения, оформляя свой опыт в систему мифов – религию (идеологию) которая и довлела над каждым членом общины – то, что вы называете «всех над каждым». Религия – система ограничений и предписаний, не сваливалась с неба она нарабатывалась веками. Нарушающий табу после пары предупреждений объявлялся «изгоем» и изгонялся из общины. У славян его даже не убивали – приравнивали к таракану. На этом «окно овертона» закрывалось.

            • СергейС говорит:

              Архаичные общества вырабатывали правила поведения, которые им помогали выживать. И сейчас в мире сосуществуют архаичные общества и современные, но правила поведения в них существенно разнятся. Правила поведения изменялись вместе с изменением и развитием обществ. Изменение правил поведения является залогом развития общества и наоборот. И трансформация религиозных взглядов являет тому наглядный пример. А вот обсуждаемый очерк и «окна овертона» это гибрид ужа и ежа.

  • Николай говорит:

    Так вот как называется то, что сделали со страной в 80-90-е! Но если можно «туда», то значит надо и «обратно»! Технология есть, кто возглавит возрождение России?

    • СергейС говорит:

      Николай, не надо спешить ни туда, ни обратно. Для начала надо разобраться с тем, что есть. Желающие возглавить возрождение России даже не в очереди стоят, а просто прут толпой, отпихивая друг друга локтями. И самые беспринципные сочиняют вот такие страшилки.
       
      А вот в чём на самом деле суть теории Овертона.
       
      «Окно Овертона» — политическая теория, которая описывает как «окно» границы идей, которые могут быть приняты обществом. Согласно этой теории, политическая жизнеспособность какой-либо идеи зависит в основном от того, попадает ли она в «окно», чем от предпочтений конкретного политика. В любой конкретный момент, «окно» включает в себя область политических идей, которые можно считать приемлемыми в текущем состоянии общественного мнения, взгляды, которых политик может придерживаться, без опасений быть обвиненным в излишнем радикализме или экстремизме. Сдвиг окна, при котором становятся возможными те или иные политические действия, происходит не тогда, когда идеи изменяются среди политиков, но тогда, когда они изменяются в обществе, которое голосует за этих политиков.

  • Алексей говорит:

    Позволю себе высказать удивление. Процесс Возрождения России происходит в головах и влезть туда, да ещё и возглавить… Это будет не Возрождение… В отношении статьи – очень хотелось бы прочитать комментарий описывающий этот Обратный процесс. Есть ли у нас надежда на противодействие, и в чём оно заключается? С уважением.

    • СергейС говорит:

      Тот, кто сочинил этот кровожадный путь «туда», за хорошую плату сочинит и путь «оттуда». Надежда на противодействие у нас, конечно, есть, Вы же её сами и определили – «в головах». Ну, если мы сможем переформатировать свои головы так, чтобы они научились думать самостоятельно, а не пережёвывать всякие глупости.

  • Дмитрий говорит:

    У нас в России таким методом продвигают педерастию и в какой-то степени ювенальную юстицию. Автор – молодец. Знание методов борьбы противника – половина победы.

    • СергейС говорит:

      Вы заняли круговую оборону. Видимо, там Ваше место.

  • Николай говорит:

    >> значит надо и «обратно»!
     
    Так технология-то та же самая: промывка мозгов у «пипла»! У того, кто «отличает мальчика от девочки» (Шварц), это «окно» ничего кроме раздражения не вызывает. Только Овертон-плагиатор. Как немыслимое сделать обыденным описано-переписано задолго до него. Именно таким образом действовали Ульянов’Co, Джугашвили, Шикльгрубер, Горбачев, Ельцин, Путин. Теорию промывания мозгов через СМИ разработал и подготовил к применению ещё в 20-е Бехтерев. С тех пор только тарелка радио поменялась на экраны ТВ и ПК!.. Интересно, последняя речь Примакова – начало «обратно»?

  • Жеглов говорит:

    Реакция на описание подобных технологий тех, кто занимается их реализацией на практике в России (часто за деньги, но и ради оправдания собственного морального уродства) также стандартная и является частью подобных технологий – «Ой, какой бред. Не читайте это». Не нужно им, чтобы читали понимали, что есть такие технологии. Или переводят стрелки с тех, кто занимается навязыванием педерастии, на тех, кто сопротивляется этому. Мол, вот это именно они используют такие технологии.

  • СергейС говорит:

    Мораль — принятые в обществе представления о хорошем и плохом, правильном и неправильном, добре и зле, а также совокупность норм поведения, вытекающих из этих представлений. Иногда термин употребляется по отношению не ко всему обществу, а к его части, например: христианская мораль, буржуазная мораль и т.д. В русском языке мораль и нравственность — тесно связанные понятия, часто считающиеся синонимичными, однако термин нравственность применяется для обозначения внутренних принципов человека, которыми он руководствуется, а мораль — для общественных взглядов. Мораль изучает отдельная философская дисциплина — этика.
     
    Этика — философское исследование морали и нравственности. Первоначально смыслом слова этос было совместное жилище и правила, порождённые совместным общежитием, нормы, сплачивающие общество, преодоление индивидуализма и агрессивности. По мере развития общества к этому смыслу добавляется изучение совести, сострадания, дружбы, смысла жизни, самопожертвования и т.д. Термин этика иногда употребляется также для обозначения системы моральных и нравственных норм определённой социальной группы.
     
    Мораль, понятие однозначное и неоднозначное. Она оказывается бывает разная у разных социальных групп, из которых состоит общество. И для поддержания мира в обществе, и совершенствования общественных отношений, всё-таки надо руководствоваться законом.
     
    Писать и читать конечно же можно всё. Свобода лучше несвободы. Всё – в рамках закона. Моей первой реакцией на этот очерк было недоумение, зачем это здесь? Мне было не понятно, что здесь обсуждать. Сейчас же я чувствую себя свободнее в суждениях. Моё мнение к очерку не изменилось, обсуждаемый очерк и «Окно Овертона» это гибрид ужа и ежа.
     
    Справка. В отличие от многих других стран, в истории России уголовного преследования за однополые акты долгое время вообще не существовало. Первые карательные меры были введены лишь Петром I в 1706 году и распространялись только на военнослужащих. Затем в 1832 году в законодательство России уголовное преследование за мужеложество ввёл Николай I. После октябрьской революции 1917 года в уголовный кодекс преследование за мужеложество в РСФСР вернулось в 1934 году. Оно было отменено в 1993 году.

  • Инна говорит:
  • Жеглов говорит:

    То, что сделал «апазиционный» телеканал Дождь вместе с соратниками в честь 70-летия полного снятия блокады Ленинграда, как раз является использованием описанной Овертоном технологии. Начали с опроса, который допускает то, что Ленинград не стоило бы защищать. Это когда многие оставшиеся в живых пожилые люди гордятся причастностью к тому, что выстояли. Дальше понятно что – плевки в сторону защитников города и восхваление фашистов. При этом, как описано в этой технологии, их будут, скорее всего, называть по-другому. К примеру – представители цивилизованных народов, которые хотели освободить страну, а какие-то дебилы умирали и не хотели им сдаваться.
     
    Примерно такой же комментарий со ссылкой на данный ресурс оставил в комментариях под двумя сюжетами-новостями на сайте телеканала Дождь. Через час уже своих сообщений не увидел. Быстро цензура отработала. Там в одной новости говорится, что депутаты якобы против дискуссии о блокаде. Любой дискуссии. Хотя на самом деле идет речь о той дискуссии, которая изначально допускает оплевывание блокадников и защитников города. В то же время, на самом сайте телеканала как раз нормальной дискуссии никто не позволяет! Есть только их точка зрения. Все оппоненты удаляются. Оставляют только слишком эмоциональные или выдуманные, чтобы дискредитировать всех оппонентов. Мне вот ссылку на эту статью не дали разместить. Нельзя, чтобы читатели-зрители знали о таких технологиях и о том, к чему они могут вести, когда все вроде начинается с невинного опроса.

  • Инна говорит:

    Ну вот и докатились: Италия легализует педофилию….

    • Жеглов говорит:

      Пока нет подтверждения этой новости из достоверных источников. Везде перепечатка одного и того же, а первоисточников не видно. Похоже на утку. Возможно, чтобы прощупать реакцию общества. В Италии очень высокий процент тех, кто считает себя католиками, и прихожан. Католическая церковь выступает против всего этого. Недавно Берлускони судили за связь с несовершеннолетней. Простили из-за возраста, но общество было настроено против него из-за этого. Так что такие законы вызовут еще большее недовольство, чем во Франции.

      • Инна говорит:

        Даже если это утка – мне кажется, это вопрос времени… Все к этому и идет…

        • Жеглов говорит:

          Италию не сдадим! Близкая нам страна. Такие же разгильдяи, но иногда достигают очень больших высот )))

Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
     
Спасибо, Переформат!
Наши друзья