«Зоркость этой эпохи корнями вплетается в те времена, неспособные в общей своей слепоте отличать выпадавших из люлек от выпавших люлек… Зоркость этих времен – это зоркость к вещам тупика…» (Иосиф Бродский, «Конец прекрасной эпохи»).
 

 
Напомню кратко этапы развития и гибели Советов. Еще в ходе первой русской революции 1905 года Ленин отозвался о Советах как об органах власти. В «апрельских тезисах» он писал: «Не парламентарная республика, — возвращение к ней от С.Р.Д. было бы шагом назад, — а республика Советов рабочих, батрацких и крестьянских депутатов по всей стране, снизу доверху» (С.Р.Д. – Совет рабочих депутатов). Идейной основой Советов было народовластие с равными избирательными правами граждан в отличие от сословного принципа выборов в царскую Госдуму. В отличие от западного парламента, выполняющего только законодательные и представительские функции, Советы стали властью «снизу доверху», являясь представительными, законодательными, распорядительными и контрольными органами. Свои полномочия они исполняли непосредственно или через создаваемые ими государственные органы. Административные и судебные органы были подотчётны Советам.
 

На первоначальном этапе в Советах существовала многопартийность, как в нормальном представительном органе, причем эсеры и меньшевики были самой влиятельной силой. Но после разгрома в июле 1918 года восстания левых эсеров и запрета их партии Советы попали под полный контроль большевиков. Лозунги кронштадтского восстания (март 1921 года): «Власть Советам, а не партиям!» и «Советы без коммунистов!» привели к жестким решениям X съезда РКП(б) о единстве партии. В июле 1921 года Сталин дал определение: «Компартия как своего рода орден меченосцев внутри государства Советского, направляющий органы последнего и одухотворяющий их деятельность», которое стало политическим руководством для советской власти.
 
После образования СССР были постепенно отменены ограничения избирательных прав, введены всеобщие, равные и прямые выборы депутатов из кандидатов «блока коммунистов и беспартийных». Обладая многими достоинствами, советская модель была отмечена главным пороком однопартийной системы. КПСС руководила Советами всех уровней (от сельского до Верховного Совета). Формально Советы были властью, но фактически подчинялись решениям соответствующего партийного аппарата. В первую очередь, по ключевым кадровым вопросам и направлениям социально-экономического развития.
 
14 марта 1990 года в Конституцию СССР были внесены важные поправки: отменена статья о руководящей роли КПСС, учрежден пост Президента СССР, введены многопартийность и институт частной собственности. После событий 19-21 августа 1991 года последовал роспуск КПСС, отстранение от власти председателей облисполкомов – «пособников» ГКЧП в ряде областей, введение в действие «исполнительной вертикали» во главе с Президентом РФ. До конца 1991 года шел процесс замены председателей облисполкомов на глав администраций (губернаторов) регионов. В 1992-ом была введена процедура назначения губернаторов по инициативе Президента РФ с учетом одобрения Верховным Советом.
 
В ходе политического кризиса осенью 1993 году президентом Ельциным с нарушением действовавшей Конституции был распущен Верховный Совет РФ. В течение нескольких месяцев Президент РФ осуществлял режим диктатуры, реализую всю полноту власти в стране. В декабре была принята новая Конституция, которой предусмотрено разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную ветви. По ней Президент РФ является главой государства, а не исполнительной власти, установлены его важнейшие функции, в первую очередь, гаранта Конституции РФ, прав и свобод человека и гражданина. Советскую законодательную модель власти заменили парламентской с двумя палатами: Госдума и Совет Федерации.
 
Выборы депутатов по смешанной системе (партийные списки и одномандатные округа) проходили в Госдуму I-IV созывов. С 2007 года депутаты избираются по партийным спискам. Конституционное большинство, полученное единороссами в 2003 году за счет депутатов-одномандатников, дало партии (а фактически Администрации Президента) контроль над Госдумой.
 
Госдума уже в IV созыве упустила инициативу в сфере законодательной работы. Основные законопроекты готовит исполнительная власть. В таком представительском режиме Госдума существует поныне, проходя путь своей деградации. После повторной «победы» единороссов на выборах 2007 года, цинично использовавших административный и силовой ресурс, вбросы и фальсификации, легитимность Госдумы в общественном сознании получила крупную пробоину. Но социально-экономический кризис, страх перед будущим вызвал политическую пассивность населения. С результатами смирились.
 
Однако выборы в Госдуму в декабре 2011 года и такая же «победа»единороссов привела к другим последствиям. Результаты выборов вызвали гражданскую протестную активность. В итоге мнение о нелегитимности Госдумы закрепилось в народе, это запустило механизм ее саморазрушения. Многие люди равнодушны не только к выборам, депутатам, но и к самой Госдуме, как институту власти. Даже серьезный информационный повод – публичное изгнание из нее активного оппозиционера за «бизнес во власти» не привлек должного внимания населения. Многочисленные скандалы и законодательная работа перестали вызывать живой интерес у людей, являясь лишь почвой для спекуляций в интернете, публикаций в российских либеральных и западных СМИ.
 
Для повышения интереса к Госдуме властью принимаются различные меры. Недавно было активно разыграно частное событие: «добровольный» уход депутата от единороссов, уличенного в бизнесе. Провели PR-компанию о «честности и порядочности» единоросса и «цеплянии за депутатское кресло» ранее изгнанного депутата. Затем последовала массовая публичная демонстрация «грязного белья» думцев. Но даже проблема депутатской чести давно перестала волновать избирателей, которые понимают, что она избирательно актуализируется по политическим мотивам и конкретным персонажам. По сути выдвинутых обвинений не было судебных решений, межпартийная комиссия «по судьбам», как партком советской эпохи решала: оставить их «своими» или изгнать. Никто даже не задумался над тем, что практика бессудных обвинений в высшем органе законодательной власти не спасла Госдуму, а лишь закрепила ее нелегитимность в глазах людей.
 
Авторитет (если применимо это слово) Совета Федерации давно находится в нижней точке, с тех пор, когда отменили прямые выборы. Затем из него выбросили действующих губернаторов и спикеров законодательных собраний регионов, а чиновники АП начали манипуляции с его составом. Тогда впервые появились сенаторы, не имевшие вообще никакого отношения к региону. Сенаторами стали сотрудники известного университета в Санкт-Петербурге, родственники ответственных товарищей, работники федеральных структур, друзья и коллеги по бизнесу губернаторов и прочих господ. Близкий к руководству страны тогдашний спикер СФ получил удивительное право пускать или не пускать в «свою» палату новых сенаторов. Некоторые богатые и «успешные» члены СФ посидели в своих креслах более десяти лет. Не устав от безделья, они дождались «за давностью» окончания срока своего возможного уголовного преследования, после этого убыли из страны. Другие, богатые, но «неуспешные» не досидели нужный срок в СФ и выслушали приговор суда.
 
Для придания хоть какой-либо легитимности такому СФ были приняты законодательные поправки о необходимости сенатора стать депутатом любого уровня в регионе и таким образом как-то «привязать» сенаторов к месту на карте России. Но и это не привело к повышению авторитета СФ. Привязывание кандидатов в сенаторы к выборам губернаторов явилось очередной попыткой искусственного оплодотворения этого органа, пребывающего в глубоком системном кризисе. За последнее десятилетие всему миру было показано его бесправие, бессилие, конформизм. Маятник истории в 2011-2012 годах резко качнулся, события поставили крест на обеих палатах – «люльках власти». Госдума и Совет Федерации выпали, подтвердив нынешний тупик партийного и государственного строительства.
 
Президент страны – не только важнейший субъект мировой и российской политики, но и продукт отечественной политической истории, субъектом и объектом которой поневоле является население страны. У него тоже есть срок годности, а выпадение этой «люльки» крайне опасно для страны. Население России это четко понимает. Все изучали трагический конец царской России, помнят недавний развал СССР. Поэтому у оппозиции, жестко «наезжающей» на Президента РФ, пока немного шансов добиться успеха. Большинство граждан России равнодушно к ней. Но ситуация может измениться.
 
Приказало ли долго жить разделение властей и парламентская модель в России? Может быть, у нас деградировала властная элита и часть нации, а как следствие, ослабло государство? Стоит лишь потерпеть и все наладится?
 
Во всяком случае, легковесных решений и ответов быть не может, ибо они влияют на судьбу страны. Но эксперименты с устройством и структурой власти, периодическими сменами законов о «выборах-назначениях» надо завершать. Не закрепляясь в сознании людей, они создают опасную для России перманентную неустойчивость. Надо сверху вниз провести инвентаризацию состояния дел и законодательно отрегулировать нерешенные вопросы.
 
Например, в России законами регулируется деятельность Правительства РФ и судебной власти. Отсутствуют федеральные законы об Администрации Президента, Совете безопасности, Госсовете. Хотя они являются ключевыми структурами власти Президента и органами государственной власти, их деятельность регулируется не федеральными законами, а подзаконными актами, что в принципе должно носить временный характер. Это затянулось уже на два десятка лет! Может быть, Президенты все эти годы руководствовались словами Спинозы о верховной власти, которая «не связывается никаким законом, но все должны ей во всем повиноваться»? Но ведь мы живем сотни лет спустя после этих слов! Пора начать с головы и законодательно определить полномочия и ответственность этих органов власти. И так действовать далее по всей вертикали и ветвям власти.
 
Полномочия Конституционного Суда РФ определены Конституцией. В ходе осуществления конституционного контроля он вполне может выступить с требованием принятия нужных законов в целях развития российской государственности. По обращениям Президента и иных субъектов, перечисленных в статье 125 Конституции, Конституционный Суд вправе высказать стране свое квалифицированное суждение о выборах или назначении губернаторов, которые входят в единую систему органов государственной власти, порядке формирования Совета Федерации, реальном положении органов местного самоуправления в системе органов власти России. По букве и по духу Конституции вопросы развития государства входят в сферу его компетенции.
 
Например, если сформулировать общие требования к устройству власти на основе не только буквы действующей Конституции, но исторической традиции, то губернаторы должны назначаться. Относительно местного самоуправления ситуация по Конституции и традиции тоже вроде бы очевидна. Должны быть пресечены любые попытки навязывания ему подотчетной роли элемента государственной власти. А такие ситуации имеют место быть.
 
Эта позиция может отличаться от мнения депутатов Госдумы. Я исхожу из того, что Конституционный Суд решает задачи конституционного контроля, а его члены имеют право высказать позицию по вопросам развития российской государственности. Как и граждане России. На пользу стране.
 
Борис Виноградов,
заслуженный деятель науки РФ
 
Перейти к авторской колонке
 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте другие статьи на Переформате:

Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
   
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Спасибо, Переформат!
  
Наши друзья