«Для меня, истинно и пламенно любящего живопись, не может быть лучшего желания, как положить начало общественного, всем доступного хранилища изящных искусств, принесущего многим пользу, всем удовольствие», – писал Павел Михайлович Третьяков вскоре после покупки первых картин для своей коллекции. Он создал галерею, художественные образы которой воспитывают душу человека в любви к России. Павел Михайлович был человеком глубоко верующим, поэтому в его коллекцию вошли не только живописные полотна, но и произведения древнерусской иконописи, а также несколько иллюминированных рукописей XVII-XIX веков, хранившихся в его личной библиотеке.
 

 
Среди иллюминированных рукописей, принадлежавших П.М. Третьякову, можно увидеть изящную «Александрию» XVII века и лицевые «Апокалипсисы» XVIII-XIX веков, «Слово Палладия мниха» и «Сборник житий и богослужебных последований Угличским святым» XVIII века. Не имея возможности достоверно восстановить историю происхождения этих памятников рукописной книжной культуры, мы тем не менее можем предположить, что они были приобретены на Сухаревском книжном рынке или же во время путешествий П.М. Третьякова по Волге, поскольку бумага некоторых рукописей имеет водяные знаки, поволжских бумажных фабрик. В состав рукописного Сборника житий и богослужебных последований Угличским святым входит лицевое Житие святого мученика Димитрия Угличского с 12 миниатюрами замечательной красоты. Рукопись была создана в Угличе либо в Угличском районе не ранее 1784-1786 годов.
 

Житие царевича Димитрия является памятником агиографической литературы и повествует о трагической гибели 15 мая 1591 года сына царя Иоанна IV Грозного Димитрия в городе Угличе. Известно четыре редакции Жития царевича, относящиеся к XVII – началу XVIII века.
 
Первая редакция Жития возникла в 1606 году, вскоре после канонизации убиенного царевича Димитрия, и была включена в Минеи-Четьи Германа Тулупова.1 Текст повествования состоит из двух частей. Впервые в публицистике XVII века сообщалось подробно об убийстве царевича Даниилом Битяговским и Никитой Качаловым по приказу царя Бориса Годунова.
 
В первой части Жития 2 краткий очерк жизни Димитрия предшествует описанию его смерти. Упомянув о рождении царевича и смерти Иоанна Грозного, его отца, автор повествует о том, как царь Борис сослал маленького царевича с матерью в Углич и вначале пытался отравить его. После гибели от рук убийц, Даниила Битяговского и Никиты Качалова, царевич Димитрий прославился чудотворениями, исходившими от его святых мощей, а Борис Годунов был низвергнут с престола.
 
Вторая часть Жития царевича («Повесть о обретении и о принесении честных и многочудесных мощей благоверного царевича») известна в двух вариантах, которые различаются концовкой. Стилистический анализ убедил исследователей во мнении, что обе части написаны одним лицом в течение середины декабря 1606-го – первых месяцев 1607 года. По мнению историка С.И. Кедрова, Житие написано либо самим патриархом Ермогеном, либо по его распоряжению.3
 

 
Вторая редакция памятника была создана в первой четверти XVII века князем С.И. Шаховским4, трудившимся при патриархе Иове над литературным прославлением русских святых. С.И. Шаховской был одним из замечательных писателей своего времени как по обилию произведений, так и по их разнообразию. Образованный, славившийся начитанностью, он составил многочисленные послания современникам, похвальные слова святым, церковные службы, молитвы. Наиболее интересны его исторические сочинения, особенно две повести о событиях Смутного времени. Вероятно, в период тобольской ссылки в 1622-1625 гг. им была создана «Повесть известно сказуема на память великомученика Димитрия», посвященная теме убийства царевича Дмитрия в Угличе.
 
В третьей редакции памятника – подробном Житии Миней-Четий Иоанна Милютина5, вошедшим помимо раннего текста Жития царевича Димитрия и «Повести о обретении…», использованы Новый Летописец (создан в 1620-30-е гг.)6, История Авраамия Палицина и, возможно, Хронограф Русский третьей редакции. «Милютинская» редакция, которая отмечена чертами исторической повести, повлияла на рассказ о святом царевиче-страстотерпце в Прологе 1643 года, – древнерусском житийном сборнике, своеобразной православной энциклопедии русского человека.
 
Четвертая по счету редакция Жития царевича Димитрия 1703 года, вобравшая в себя наиболее обстоятельные повествования, помещена в Минеях-Четьях святителя Димитрия Ростовского, церковного писателя XVIII века, составителя грандиозного свода Житий святых. Источниками текста явились «Милютинская» редакция Жития царевича, Новый Летописец, Хронограф Русский третьей редакции, Сказание о царстве Феодора Иоанновича, Иное сказание (в основе которого лежит «Повесть, како отомсти всевидящее око Христос Борису Годунову пролитие неповинныя крови новаго страстотерпца благовернаго царевича Дмитрея Углическаго» начала XVII в., созданная в Троице-Сергиевой лавре) и также «Угличская книжица», возможно, местный Летописец. В различных списках Жития святителя Димитрия насчитывается от 38 до 46 упоминаний о чудесных исцелениях у мощей царевича, в основном, от слепоты.
 

 
Редакция списка Жития Димитрия царевича из собрания П.М. Третьякова («В той же день пренесение честных мощей святаго страстотерпца благовернаго царевича князя Димитрия…») восходит к Новому летописцу, составленному в 1620-30-е гг. В Житии кратко повествуется о 41 чуде от святых мощей царевича Димитрия.
 
В Иконописном подлиннике указывается, как следует изображать царевича-страстотерпца: «И Димитрий царевич Московский млад, в венце царском, в багрянице, руки молебны…».7 Обычно царственный отрок-мученик представлен на миниатюрах и иконах в царском венце, бармах и шубе, с крестом или ножиком в правой руке, в алых сафьяновых сапожках. Царевич изображается в полный рост на фоне панорамы города Углича и сцен из Жития.
 
Лицевую рукопись из собрания Павла Михайловича Третьякова открывает традиционная входная миниатюра, на которой представлен святой царевич Димитрий в рост, в повороте три четверти. Царевич облачен в богато украшенную темно-розовую ферезею8 с золотыми бармами9, одетую поверх зеленовато-голубой рубахи; на его главе – золотой царский венец с темно-красным верхом, на ногах – алые сапожки. Святой страстотерпец держит в левой руке, прижатой к сердцу, нож, направленный острием вверх. Царевич-мученик обращен к поясному образу благословляющего Христа, представленного в облаках слева вверху. Спаситель облачен в пурпурный хитон и темно-голубой гиматий, в левой руке у Него – держава. От образа Христа по направлению к царевичу исходят тонкие желтые лучи, знаменующие Божественную благодать.
 

 
За входной миниатюрой в размер листа следуют изображения житийных сцен. На листе четвертом изображен в дворцовых палатах святой царевич Димитрий, доверчиво принимающий из рук мамки, «боярыни» Василисы (Волоховой), чашу с отравленным зельем, которую она с поклоном подает ему. За Василисой стоит мать царевича, царица Мария Феодоровна (Нагая), в царском уборе, с любовью взирающая на свое дитя. Следующая миниатюра повествует о покушении на жизнь царственного отрока, которого Василиса Волохова выводит навстречу своему сыну Данилке и Даниилу Битяговскому. С высокого крыльца простирает руки к царевичу Димитрию любящая кормилица. Справа внизу изображен Данилка Волохов, вонзающий нож в горло отрока-мученика и затем в страхе убегающий. Поскольку испуганный негодяй не смог сразу убить мальчика, за него дело окончили сообщники. На другом листе представлен лежащий на земле царевич Димитрий, справа Даниил Битяговский ножом перерезает ему горло, слева Никита Качалов избивает кормилицу, которая пытается спасти царственное дитя. В правой части миниатюры изображена крепостная башня с купольным покрытием.
 
После совершенного злодейства убийцы царевича бежали, но были остановлены неожиданным сполошным звоном пономаря. Услышав набат, убийцы предприняли тщетную попытку выбить дверь, ведущую на высокую колокольню, чтобы избавиться от свидетеля их преступления. В отчаянии припала кормилица, окруженная скорбящим народом, к безвременно погибшему ребенку. Горько рыдает над телом сына безутешная царица-мать. Убийцы отрока не ушли от погони, они были пойманы и забиты камнями озлобленными угличанами. Во время смуты царь Василий Иоаннович Шуйский повелел перенести святые мощи убиенного царевича в Москву. Торжественное шествие возглавлял Филарет, митрополит Ростовский и Ярославский. В Москве раку с мощами встретили с крестным ходом царь Василий и патриарх Ермоген. От раки со святыми мощами стали происходить исцеления.
 
Необходимо соотнести миниатюры лицевого Жития Димитрия с иконами царевича, поскольку, без сомнения, лицевые рукописи оказали влияние на иконографию житийных икон Димитрия. На дальнем плане иконы, у стен города изображаются различные сюжеты жития: убийство (Даниил Битяговский перерезает горло царевичу, Никита Качалов избивает кормилицу), бегство убийц и расправа с ними, погребение, перенесение мощей и другие сцены. Например, иконы «Димитрий царевич» (XVII – начало XVIII вв.) из Переславля-Залесского и «Димитрий царевич с житием» XVIII в. из собрания Государственного исторического музея. Царевич Димитрий был небесным патроном Дмитрия Андреевича Строганова (умер в 1673 году), поэтому его образ нередко встречается среди произведений строгановских мастеров.
 

 
Миниатюры иллюминированного Жития из библиотеки П.М. Третьякова написаны в обычной для своего времени очерковой манере, акварелью «в приплеск», краски положены плотно, в несколько слоев. Теплая цветовая гамма, мягкие тональные переходы, тонкий рисунок, стремление к реалистической проработке деталей составляют особенности решения житийных сцен в миниатюрах. Художнику свойственно пристрастие к голубому цвету особого нежного оттенка, который в сочетании с теплым тоном светлой терракоты и разнообразными оттенками охры усиливает впечатление красочности. Миниатюра в лист на фронтисписе, изображающая святого страстотерпца Димитрия, заключена в раскрашенную линейную рамку. Миниатюры в тексте занимают две трети нижней части листа и не ограничены рамкой. Нужно отметить, что принцип расположения миниатюр на листе напоминает аналогичные решения в Лицевом Летописном Своде середины XVI века. Нередко изображения черных крестов на куполах храмов, неожиданно грубо исполненных, перекрывают нижние строки текста. Миниатюры рукописи Государственной Третьяковской галереи наиболее близко стоят по манере исполнения и колориту к миниатюрам подробного лицевого Жития Димитрия царевича XVIII века из собрания Бурцева (Библиотека Академии наук).
 
В сравнении с иллюминациями рукописи из коллекции П.М. Третьякова в собрании ГТГ рисунок в красочных миниатюрах памятника из коллекции БАН проще, цветовое решение лишено прозрачности, теплоты, мягкой гармоничности, которые характерны для иллюминаций Третьяковской рукописной книги. С памятником ГТГ можно сопоставить и лицевое Житие царевича Димитрия XVIII в. из фондов РГБ, по всей вероятности написанное в Ярославле, композиции которой представлены в зеркальном изображении по отношению к миниатюрам публикуемой рукописи. Сцену избиения камнями убийц царевича Димитрия можно сопоставить с композицией убийства Каином Авеля в Сборнике XVII в. из собрания Ф. Толстого. Хотелось бы отметить искусно выполненные миниатюры Жития царевича Димитрия из собрания РГБ и прекрасную рукопись XVIII в. из коллекции РНБ.
 
Высокое мастерство исполнения, тонкий рисунок, декоративное и вместе с тем необычайно нежное колористическое решение – все это ставит Третьяковскую рукопись в ряд наиболее замечательных иллюминованных рукописных памятников XVIII века.
 
Галина Чинякова, зав. сектором редкой книги
(Научная библиотека Третьяковской галереи)
 
Перейти к авторской колонке
 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте другие статьи на Переформате:

Один комментарий: Житие царевича Димитрия из Третьяковской галереи

  • Анатолий говорит:

    Спасибо за статью. Вы хорошо дали в описании миниатюр житие царевича Димитрия. Всех благ вам.

Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
     
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Спасибо, Переформат!
Наши друзья