Отличительной чертой предстоящих в Сербии 6 мая 2012 года парламентских и президентских выборов является то, что косовская тема для многих партий, участвующих в предвыборном состязании, приобретает характер своего рода «зоны отчуждения и молчания».
 

© Darko Vojinovic / AP Photo
 
Демократическая партия Тадича настаивает на своём тезисе «и Европа, и Косово», несмотря на то, что переговоры о вступлении Сербии в ЕС и курс на сотрудничество с НАТО не позволяют этой партии проводить в отношении Косова самостоятельную линию. В правящей коалиции раскол. Лидер Социалистической партии Сербии Дачич настаивает на разделении севера и юга Косова и Метохии, предупреждая Хашима Тачи, что атака на север края будет приравнена к нападению на Белград. Симпатии же «северян» (сербов севера Косова) больше склоняются к Демократической партии Сербии Коштуницы, а также к Сербской прогрессивной партии Николича (который приватно высказывает взгляды, близкие позициям власти) и Сербской радикальной партии. Партии, ориентированные на Запад (Либерально-демократическая партия Йовановича и др.), стремятся в ЕС и фактически отказываются от Косова и Метохии.
 

Самостоятельная линия Сербского государства в косовском вопросе прервалась после отставки В. Коштуницы и провала переговоров Белграда с Приштиной в 2007 г., когда косовары, поощряемые с Запада, твердили одно: «Независимость!» Сменивший Коштуницу Тадич фактически облегчил Приштине задачу территориальной консолидации «Республики Косова», подразумевая под этим и ассимиляцию севера.
 
Уже на первых парламентских выборах в «Республике Косова» в мае 2010 г. демаркационная линия разделила сербов юга (политические структуры которых вошли в правительство Хашима Тачи) и сербов севера (твердо намеренных отстаивать сербскую государственность). «Северяне» вынуждены были проводить местные выборы самостоятельно, а миссия EULEX, яростно отстаивая «территориальную целостность и суверенитет Косова», запретила сербским политикам въезд на территорию края. Неизменным требованием Евросоюза, особенно часто звучащим из Берлина, является «ликвидация параллельных сербских институтов в Косове». Сербы на севере края по существу отстаивают своё право на жизнь в условиях практически полной изоляции.
 
На саммите ЕС 9 декабря 2011 года Сербии были продиктованы новые условия обретения ею статуса кандидата в члены Евросоюза: «тесно работать с сербами Косова, убедить их снять баррикады и присоединиться к переговорному процессу с Приштиной», относясь к «Республике Косова» как «к любой другой стране». В феврале 2012 г. произошли два судьбоносных для Косова и Метохии события: 14-15 февраля сербы севера края на организованном ими референдуме выразили свою волю – отказались признать институты «Республики Косова». И тут же, в конце февраля, Белград согласился на то, чтобы Косово было представлено в региональных организациях под своим именем. Так официальный Белград лишил себя ещё одной опоры законности своих прав на Косово. После этого Сербии был предоставлен статус кандидата в члены ЕС – без даты начала переговоров о вступлении. В последующем фиксация той или иной даты станет для Брюсселя инструментом давления на Белград с целью интеграции севера Косова в состав албанского новообразования и ликвидации в крае сербских институтов власти. Параллельно миссия EULEX, фактически заменившая собой администрацию ООН, будет передавать полномочия Приштине.
 
Б. Тадич выполняет поставленные Брюсселем условия. Сербская полиция совместно с КФОР и EULEX блокировала альтернативные пути на север края, направив поток через два КПП, подконтрольные международным представителям и Приштине. Одновременно начались акции устрашения сербов. Количество «инцидентов» в Косово и Метохии возросло на 24%, зафиксировано 13 случаев вандализма в отношении сербских православных церквей и кладбищ, 13 случаев забрасывания камнями автобусов с сербами, 63 случая нанесения материального ущерба косовским сербам, 47 случаев кражи их имущества. Миссия по «установлению верховенства закона» – EULEX – действует исключительно в интересах албанцев: расследование 1 000 убийств сербов закончилось в суде только в 1 случае, и то когда в руки правосудия сдался сам преступник. При этом чиновники EULEX не устают напоминать сербам, что до 1 июня 2012 г. те должны получить личные документы, выданные властями Приштины, и перерегистрировать свои автомобили. Для того чтобы получить такие документы, нужно свидетельство о гражданстве, в котором указано, что сербы являются гражданами не Сербии, а Косова. Глава EULEX Ксавье Ги де Марньяк заявляет, что это соответствует договоренностям о свободе передвижения, достигнутым Белградом и Приштиной.
 
Тем не менее, задачу расчистки политического пространства для продвижения албанских властей на север края EULEX выполнить не смог – воля «северян» к сопротивлению пересилила. В условиях крайнего осложнения ситуации (с лета 2011 г.) проведение местных выборов здесь не нужно ни Западу, ни Приштине. Если в марте 2012 г. сербское правительство заверило представителей трех сербских общин Косова и Метохии (за исключением Косовской Митровицы, где мандат местной власти истекает в 2014 г.) в том, что в крае будут проведены и парламентские, и, главное, местные выборы, то вскоре Белграду пришлось поменять позицию, так как последовал резкий протест «правительства Косова». «ЕС должен ясно показать Сербии, – заявили в Приштине, – что проведение местных выборов в Косове противоречит не только Конституции Косова, но и европейским принципам и ценностям».
 


 
Запад принял сторону Приштины, отказав Сербии в возможности проведения местных выборов под предлогом невозможности обеспечения их безопасности. Что касается выборов на территории края парламента и президента Сербии, то здесь ОБСЕ поставила свои условия: подсчет голосов вне границ Косова и Метохии; ограничение численности избирательной комиссии председательствующим и двумя членами; использование сербских государственных символов только на избирательном участке. Правительство Сербии на всё согласилось. Число избирательных участков было сокращено с 287 до 90 (в 28 населенных пунктах). Голоса будут подсчитываться за пределами Косова и Метохии, в основном в Рашской области, то есть не сразу после голосования и без каких-либо гарантий неприкосновенности урн с бюллетенями.
 
Тем временем, усилено размещённое в Косовском крае подразделение КФОР/НАТО. Белград в лице министра по Косову и Метохии Горана Богдановича уже заявил, что не признает результаты местных выборов, если их организуют сами сербские общины. Согласно Протоколу о взаимодействии между ОБСЕ и Сербией, подписанному 1 мая, на территории края проводятся только президентские и парламентские выборы. В этом вопросе интересы «Республики Косова» и Запада полностью удовлетворены – в нарушение законов Сербии, как подчёркивает лидер косовских сербов Марко Якшич.
 
30 апреля косовская полиция устроила предупредительный карательный рейд – провела обыск в филиале Сербской радикальной партии в Чаглавце и домах двух партийных функционеров, которых на два часа задержали в полицейском участке. В помещении партии во время обыска были изъяты все документы. Задержанию и избиениям подверглись два активиста сербского движения «Наши». В тот же день генсек НАТО Андерс Фог Расмуссен встретился с «премьером Косова» Хашимом Тачи, который заверил в готовности «косовского правительства выстроить атмосферу давления с гражданами на севере Косова». Расмуссен провел также переговоры с министром обороны Сербии Драганом Шутановцем, а Элизабет Шервуд Рандал, специальный советник по национальной безопасности президента США, подчеркнула, что если сербский народ решит далее следовать путем евроатлантической интеграции, то «двери НАТО будут открыты». Вашингтон и Брюссель указали сербам путь их развития ещё до того, как они сами кого-либо или что-либо избрали.
 
Ощутив прочность своей позиции, Приштина начинает предъявлять претензии Москве. Так, «министр внутренних дел Косова» Байрам Реджепи 30 апреля сообщил о подготовке обращения к руководству НАТО с просьбой о защите «Республики Косова» от России. Оказывается, КФОР пропустил на север края грузовик с лекарствами из России стоимостью 200 тыс. евро для больницы в Косовской Митровице. Реджепи настаивает, чтобы КФОР держал закрытыми «все альтернативные пути между Косовом и Сербией в северной части косовской территории» – ведь в грузовике «могло находиться и оружие». (Заметим: больница в Косовской Митровице нуждается в редких лекарствах, нехватку которых и восполнила российская помощь).
 
Как подчёркивает посол России в Сербии Александр Конузин, ни Приштина, ни международные организации, особенно EULEX и КФОР, не располагают мандатом на проведение односторонних акций. Любое долгосрочное решение и для Косова в целом, и для севера края возможно исключительно на основе договора заинтересованных сторон, то есть в рамках равноправного диалога, а никак не путем насилия. Россия же намерена и дальше оказывать Сербии всестороннюю помощь в защите ее законных прав в связи с Косовом. Кроме того, у России, говорит Александр Конузин, существуют долгосрочные планы укрепления связей с Сербией, не зависящие от изменений конъюнктуры. В первую очередь, Россия сконцентрирована на решении двусторонних проектов, которые для Сербии имеют стратегическое значение. Есть также инвестиционные проекты, растет торговый оборот, увеличивается число российских компаний, работающих в Сербии, расширяются области экономического сотрудничества. На политическом и дипломатическом уровнях, резюмирует посол, Россия искренне и без всякого эгоизма оказывает Сербии всестороннюю поддержку.
 
…А сербы в Косовском крае по-прежнему живут, едва сводя концы с концами. Для большинства основным источником существования являются пенсии и социальные пособия из Сербии. Если эту финансовую «дорогу жизни» перережут, большинству сербов Косова придётся покинуть родину. Атмосфера на севере края напряженная, царят неизвестность и разочарование в действиях «своих» политиков наряду с опасениями мести албанцев в случае окончательной сдачи в крае позиций Сербского государства. Зажатый с трёх сторон – албанскими властями Приштины, «мировым сообществом» и официальным Белградом – подходит к выборам край Косово и Метохия…
 
Перепост: Фонд стратегической культуры.
 
Анна Филимонова,
кандидат исторических наук
 
Перейти к авторской колонке
 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте другие статьи на Переформате:

Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
   
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Спасибо, Переформат!
  
Наши друзья