Одним из важных источников иконографии для русских изографов служили западноевропейские гравированные Библии XVI-XVII веков и, в особенности, знаменитый увраж Theatrum Biblicum, известный также как Лицевая Библия Пискатора. Она неоднократно переиздавалась в течении XVII столетия. Интерес к ней не угасает, поэтому считаю необходимым представить неизвестный до сих пор широкому кругу исследователей экземпляр Библии Пискатора 1643 года издания, принадлежавший архиепископу Вологодскому и Белозерскому Симону.
 

Фрагмент гравюры из Библии Пискатора. Амстердам, 1643.
 
Первый владелец данного экземпляра знаменитого увража Симон, один из достойнейших русских архиереев, с 1660 по 1664 гг. был игуменом Александро-Свирского монастыря. 23 октября 1664 года его рукоположили во епископа Вологодского и Белозерского с возведением в сан архиепископа. В 1666 году владыка Симон присутствовал на архиерейском соборе о раскольниках, а в декабре того же года – на соборе, осудившем святейшего патриарха Никона. Скончался архиепископ Симон 29 апреля 1685 года и был погребен в Вологодском Спасо-Прилуцком монастыре, который особенно любил.
 

В годы управления владыкой Симоном Вологодской и Белозерской епархией в Вологде велось активное каменное строительство, – воздвигались храмы, были устроены двухэтажные архиерейские палаты, окруженные стенами и башнями. По всей вероятности, личная библиотека Симона находилась при церкви во имя Рождества Христова, над которой располагалась и архиерейская ризница.
 
В 1681 году архиепископ Симон составил духовное завещание, в котором перечислил все имевшиеся у него книги. Спустя два года, по его указу, ризничий Вологодского Софийского собора, диакон Стефан Автомонов составил перечень архиерейского имущества, включавший и книжное собрание, которое к 1683 году насчитывало 80 названий. В собрании владыки нередко хранилось по два-три экземпляра одного и того же издания, преобладали богослужебные книги, предпочтение отдавалось литературе, необходимой для гомилетики, церковно-полемических и апологетических посланий. Библиотека Вологодского архиепископа являлась значительным культурно-историческим явлением для своего времени, но не утратила важности для изучения и поныне.1
 

Исцеление десяти прокаженных (Библия Пискатора. Амстердам, 1643. Л. 252.)
 
В 1681 году владыка был обладателем двух изданий Лицевой Библии разного формата. В 1683 году ему принадлежало уже три экземпляра, по крайней мере, два из которых были изданы Пискатором.2
 
Во время первой поездки на север в мае-июне 1901 года ученый хранитель рукописей Библиотеки Академии наук Всеволод Измаилович Срезневский посетил Вологду и уездные города этой губернии. Срезневский поставил перед собой задачу обследовать состояние рукописных собраний при церквах, монастырях, государственных и церковных учреждениях, а также из частных коллекций с целью приобрести рукописи для Первого Отделения Библиотеки Академии наук. В результате этой экспедиции В.И. Срезневский привез экземпляр Библии Пискатора, принадлежавший архиепископу Симону, с «захватанными и порванными краями». И.В. Евдокимов предложил рассматривать его в качестве иконописного подлинника для древнерусских мастеров, основываясь на следах красок и масляных пятнах.3 Второй экземпляр гравированной Библии из собрания владыки Симона остался в Вологодском соборном Успенском училище.
 
Третий экземпляр Библии Пискатора 1643 года издания, также принадлежавший Симону, архиепископу Вологодскому и Белозерскому, оказался в собрании И.С. Остроухова: книга была приобретена или получена в дар Ильей Семеновичем во второй половине XIX века. Вместе со всем книжным собранием Остроухова гравированная Библия была включена 15 марта 1938 года в состав фонда библиотеки Третьяковской галереи. Ныне увраж хранится в фонде редкой книги научной библиотеки ГТГ (инв. № И 189).
 

Притча о потерянном динарии и заблудшей овце (Библия Пискатора. Амстердам, 1643. Л. 273.)
 
Нужно отметить, что на Остроуховском экземпляре так же, как и на том, что был приобретен В.И. Срезневским, часто встречаются следы красок на листах, отпечатки испачканных в краске пальцев и масляные пятна, что говорит об активном использовании книги мастерами-иконописцами.
 
Знаменитая голландская гравированная Библия XVII века представляет собой альбом ин-фолио, включающий в себя ряд тетрадей с цельногравированными листами, которые выборочно иллюстрируют текст Ветхого и Нового Завета (количество листов в различных изданиях варьируется от 450 до 470). Увраж издал амстердамский художник и гравер Николас Иоаннис Фишер (Claes Jansz Visscher), который на латинском языке подписывался «Nicolaеs Iohannis Piskator».4
 
Альбом гравюр снабжен краткими комментариями на латинском языке (подпись и ссылка на определенный раздел, главу и стих Священного Писания). Существуют издания 1643, 1646, 1650 годов, наиболее распространенное – 1674 года. Принято считать, что впервые гравированная Библия Пискатора вышла в 1614 году.5 Авторами композиций являются около сорока нидерландских художников и граверов XVI-XVII веков. Библию Пискатора можно было встретить не только в кельях архиереев, у иконописцев, но и у бояр и в царских библиотеках (например, царя Алексея Михайловича и царя Феодора Алексеевича).
 

Притча о бревне и сучке в глазу (Библия Пискатора. Амстердам, 1643. Л. 274.)
 
Экземпляр Третьяковской галереи форматом в лист (27 х 36,7 см), вытянутый по горизонтали, включает в себя иллюстрации к Ветхому и Новому Завету, состоит из 71-й тетради, 414 гравированных листов и двух переплетных. В каждой тетради от 4 до 35 нумерованных листов, 7 листов без нумерации. Гравированные листы имеют буквенную нумерацию XVII века в нижних правых углах и современную нумерацию арабскими цифрами.
 
Согласно наблюдениям О.А. Белобровой, экземпляр ГТГ может быть отнесен к 1643 году по нескольким признакам. В нем отсутствуют четыре гравюры, иллюстрирующие Притчи Соломона; кроме того, серия, иллюстрирующая сюжеты Притчи о званых на пир, состоит всего из двух гравюр (то же в датированном экземпляре РГБ и в опубликованном перечне гравированных листов 1646 года); миниатюры к Апокалипсису сопровождаются латинскими четверостишиями, в отличие от всех прочих изданий.6 Приношу глубокую благодарность А.В. Гамлицкому, который обратил наше внимание на серии гравюр, относящие экземпляр Библии Пискатора ГТГ к 1643 году.
 

Притча о десяти девах (Библия Пискатора. Амстердам, 1643. Л. 280.)
 
На гравированных листах филиграни: лилия на щите (прямоугольный щит с короной над ним). Филигрань так же, как и состав гравюр, дает возможность предположить, что знаменитый увраж XVII века из фонда Третьяковской галереи был издан в 1643 году. Переплет цельнокожаный (картон, светло-коричневая кожа) начала XIX века. На переплетных листах – водяные знаки: монограммы «СТ» и «ЗО» в волнистом круге. Блок отходит от корешка, грубо надставленного куском крашеной красной кожи, листы пожелтели, многие загрязнены, в том числе, как уже упоминалось, и пятнами воска, краски, масляными пятнами. На отдельных листах – следы затеков, захватов, мелкие светло-желтые и крупные коричневые пятна, мелкие и значительные надрывы по краям листов. Часть гравюр сдублирована на пожелтевшие листы тонкой белой бумаги. При переплете многие листы переставлены и переплетены неправильно.
 
По центру нижнего края гравированных листов (л. 16-415) проходит сквозная владельческая запись-скрепа коричневыми чернилами: Келейная сия книга великаго господина преосвященнаго Симона архиепископа Вологодскаго и Белоезерскаго.
 
По верхнему полю гравированных листов проходит надпись мелким полууставом с элементами скорописи, представляющая собой прозаический перевод-перефразировка латинских подписей под гравюрами, по нижнему полю – более поздняя каллиграфическая надпись, скорее всего, конца XVIII или начала XIX вв., кратко комментирующая изображения с использованием арабской цифровой нумерации. Создатель текста и писец остаются в настоящее время неизвестными так же, как в экземплярах ГМИИ, БАН.7
 

Обращение мытаря Закхея (Библия Пискатора. Амстердам, 1643. Л. 296.)
 
Русские прозаические подписи к гравюрам Библии Пискатора не имели канонического единообразия. Согласно исследованию О.А. Белобровой, на Русском Севере бытовал краткий прозаический перевод, происхождение которого неизвестно. Он мог быть выполнен в Москве либо переписан с какого-либо образца на Севере. Нам представляется, что публикация текста, сопровождающего гравированные изображения Библии Пискатора, дополнит представление об истории ее распространения в России во второй половине XVII и в XVIII веков. В качестве примера приводим несколько подписей, сопровождающих гравюры:
 
Л. 224 (Титул Нового Завета). Яже Христос, яже ученицы чудеса содеяша но убо нанесенныя от лютых врагов древле. Не заслуженным казни ни не яже виденная Иоанну в Патме, сие паки подобает зретелная зрелище.
 
Л. 225. (Тетрадь 45.1). Коль блаженный дом Давидов, из негоже о блаженнейшая Анно произошла еси, и чрево в нейже Бог освященная, кивот, сие есть, тую, от неяже Сам без семене зачат есть, созда. (Св. Иоанн Дамаскин. Слово 2, О Рождестве Блаженныя Марии).
 
Л. 226. (Тетрадь 45.3). По верхнему полю: Тя Гавриил Невесту же Божию Матерь же будущую о Мариа, невредшуся девству, поет: Благословенна Божественным, яже веровати гласом дерзнула еси. Благополучен указом кто либо и оттуду Твоим. (Лука. Гл. 1. Ст. 26.) По нижнему полю: В месяц шестый послан бысть Ангел Гавриил от Бога во град Галилейский, емуже имя Назарет, к Деве. (Лука. Гл. 1. Ст. 26.)
 
Л. 227. (Тетрадь 45.4). Небожителей Богу достоиныя проносити хвалы и бо благочестивою Господа чествовати хвалою, лепо есть. (Пс. 147.)
 
Л. 228. (Тетрадь 45.5). По верхнему полю: Ангел с небесе послан пастырем присутствует о Божом же сне вести веселыя принесе. (Лука. Гл. 2, ст. 8.) По нижнему полю: И пастырие Богу в той стране, боряще и стрегуще стражу нощную о стаде своем. И се Ангел Господень ста в них, и слава Господня осия их: и убояшася страхом велиим. (Лука. Гл. 2, ст. 8-9.)
 
Л. 229. (Тетрадь 45.6): Се Бог, зде человек бывает рожден из утробы Матере сия обаче есть Дева всегда, и Он Бог. (Лука. Гл. 2, ст. 16.)
 
Вопросы бытования западноевропейских Библий в России и их влияния на русскую живопись и миниатюру в XVI-XVII веках по-прежнему остаются значимыми, помогая не только правильно атрибутировать те или иные произведения иконописного и монументального искусства, но и глубже понять методику работы древнерусских художников. Подробная повествовательность, занимательность, декоративность западной гравюры особенно привлекала в XVI-XVII веках не только своей необычностью, но и богатыми возможностями для церковно-учительной проповеди, выраженной в зримых образах.
 
При этом русские мастера умели вплавлять западные новшества в величавые ансамбли росписей храмов, применять западные композиционные схемы в русской иконописи, миниатюрах иллюминованных рукописей, сохраняя драгоценную строгость и верность традиции православной русской иконы.
 
Галина Чинякова, зав. сектором редкой книги
(Научная библиотека Третьяковской галереи)
 
Перейти к авторской колонке
 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте другие статьи на Переформате:

Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
   
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Спасибо, Переформат!
  
Наши друзья