Если перечитать публикации в либерально ориентированной прессе и вспомнить передачи телевидения и радио за последние двадцать лет, посвящённые гражданской войне в России, то можно подумать, что лишь на нашу несчастную и невезучую страну обрушилось такое страшное горе, а виновниками этого братоубийства была кучка нелюдей-большевиков, превзошедших в своей кровожадности всех маньяков из голливудских фильмов ужасов. Так и хочется покаяться перед всем миром (правда, не знаю за что) и посыпать голову пеплом – несчастные мы люди, несчастная у нас страна. Эх!
 

 
Но не будем разбивать в покаянии лоб об пол, подобно известному персонажу русской пословицы, которого заставили Богу молиться. Гражданская война в России – событие историческое, поэтому лучше попробуем проанализировать его с позиций исторической науки. И для начала зададимся вопросом: а что, других гражданских войн в истории человечества не было? И сразу же ответим на него: были, причём их количество наводит на мысль, что они – скорее, правило, чем исключение. Как бы нам не было грустно и тяжело на душе от этого вывода, но эмоции эмоциями, а факты – фактами…
 

Так, гражданские войны неоднократно происходили в Древнем Египте, особенно в период так называемого Среднего Царства (с конца III тысячелетия до н.э. примерно до 1600 г. до н.э.), когда страна не раз распадалась на части, а затем вновь воссоединялась под властью одного правителя, причём хозяйство страны, ранее создававшей великие пирамиды – первое чудо света, приходило в такой упадок, что голод приводил к людоедству.
 
Перевернём сразу несколько страниц в книге истории. Великий Древний Рим. Вся его история состоит из войн, значительная часть которых были гражданскими: Сулла против Мария; Цезарь против Помпея; триумвират Антония, Октавиана и Лепида против Брута и Кассия; Октавиан против Антония; войны, приведшие к власти Гальбу и Веспасиана, Септимия Севера и Константина…
 
Да разве только Рим? Возьмём Древний Китай, находящийся на другом конце Евразии. В 17 году нашей эры там вспыхивает мощнейшее народное восстание, переросшее в гражданскую войну. Восставшие разгромили стотысячную императорскую армию, взяли столицу государства, обезглавили правившего императора и возвели вместо него на императорский престол простого пастуха. Эти события вошли в историю как восстание «краснобровых», так как восставшие красили брови в красный цвет, чтобы отличать своих. То есть уже две тысячи лет назад красный цвет стал символом восстания! Листаем страницы истории дальше.
 
Страна сказок «Тысячи и одной ночи» – Багдадский халифат Аббасидов. В 778 году там начинается крестьянское восстание приверженцев учения хуррамитов, проповедовавших социальное равенство и общинное владение землёй. Символом восставших было… красное знамя (!), за что это событие и получило название восстания «краснознамённых»!
 
В 1455 году в Англии сошлись в смертельной схватке «красные» и «белые» – началась отличавшаяся крайней жестокостью тридцатилетняя гражданская война двух кланов аристократии, вошедшая в историю как «Война алой и белой розы» (в гербе одной из сторон была алая роза, в гербе другой – белая). А спустя двести лет в той же Англии воевали друг с другом уже король и парламент, и король закончил жизнь на плахе.
 
То, что в русской истории именуется «Смутным временем», по сути, тоже является гражданской войной. Впрочем, как и восстания Разина и Пугачёва. А во Франции и Германии в XVI-XVII веках в почти непрерывных гражданских войнах истребляли друг друга католики и протестанты (одна Варфоломеевская ночь чего стоит, а уж Тридцатилетняя война – и подавно). Да и такой кумир либералов, как Соединённые Штаты Америки, не избежали в середине XIX века жестокой гражданской войны, прежде чем стать действительно «соединёнными».
 
Невозможно даже просто перечислить все гражданские войны в истории человечества – пожалуй, лишь один их перечень составит целую книгу. И не было, наверное, ни одной страны, история которой обошлась бы без гражданской войны. Не исчезли эти войны ни с утверждением христианства, ни с победоносным шествием ислама, ни с победой идей коммунизма, ни при нынешнем торжестве капитализма. Когда вы читаете эти строки, уважаемый читатель, где-то на нашей планете, в Афганистане или же в Африке, или где-то ещё люди истребляют людей в гражданских войнах. И приходится с прискорбием признать, что, по-видимому, гражданские войны, впрочем, как и любые другие, – постоянный спутник человечества.
 
Лишь одной из множества подобных войн была и гражданская война в России, начавшаяся в 1918 году. Зададимся, однако, еретическим вопросом: а действительно ли она началась в 1918 году, как пишут в учебниках истории, и действительно ли она явилась следствием захвата власти большевиками в октябре 1917 года?
 
Начнём с того, что такое гражданская война вообще. Если некто убивает другого человека вопреки действующему в данной стране закону, то кем он является? Правильно, преступником. Если же некто лишает человека жизни по приговору законного суда, то этот некто – палач. Если же одна часть населения страны без суда и следствия убивает другую ради удержания или захвата власти – это преступление или… гражданская война? Если это война, то в ХХ веке в России она началась по крайней мере 9-го января 1905 года, когда не полиция, а гвардейские полки – элита русской армии – расстреливали демонстрацию шедших к царю с петицией безоружных рабочих в Петербурге. Не было суда над демонстрантами и судебного решения о расстреле преступников. Не полиция вытесняла демонстрантов с улиц, разгоняла их, задерживала, чтобы предать суду, если они нарушили закон. Нет! Воинские части, предназначенные для войны с внешним врагом, стреляли в толпу на поражение, как стреляют на войне в наступающего противника.
 
Да, это и было актом войны против собственного народа. В 1905-1907 годах карательные отряды из армейских частей действовали по всей России, расправляясь с восставшими рабочими и крестьянами. В 1912 году опять же солдаты, а не полиция стреляла в рабочих Ленских золотых приисков. «В провинции же расстрелы забастовщиков были рядовым явлением», – пишут сотрудники Института сравнительной политологии РАН Ю.М. Иванов и С.В. Пронин в своей работе «На пути свержения самодержавия» (М., 2004) уже о годах Первой мировой войны, не конкретизируя, правда, где действовала полиция, а где войска.
 
4 июля 1916 года в Ходженте началось так называемое Среднеазиатское восстание, вскоре охватившее Самаркандскую, Сырдарьинскую, Ферганскую, Закаспийскую, Акмолинскую, Семипалатинскую, Семиреченскую, Тургайскую и Уральскую области с более чем 10 миллионным населением. Численность повстанцев, часто применявших партизанские методы, доходила до 50 тысяч человек. 17 июля 1916 года тыловой Туркестанский военный округ был объявлен на военном положении. Лишь к началу 1917 года восстание было в основном подавлено регулярными войсками, хотя в Закаспийской области оно продолжалось до конца января, а в Казахстане отряды Амангельды Иманова оказывали сопротивление правительственным войскам аж до самого октября 1917 года.
 
В период с марта по октябрь всё того же 17-го года были случаи, когда даже на фронте одни части русских войск применяли оружие против других, в случае их коллективного дезертирства. Что это всё, как не очаги гражданской войны. А тут ещё Первая мировая, поставившая под ружьё миллионы простых и до того момента мирных людей…
 
Журнал «Русский репортёр» (№ 14 за 2007 год) в своей редакционной статье на тему армии «Война и мир» даёт своего рода ключ к пониманию того, что способствовало превращению этих отдельных очагов огня во всероссийский пожар: «У греков, римлян, германцев и славян были особые ритуалы жертвоприношения, очищавшие вернувшихся с войны солдат, пьяных от недавних побоищ. Цель этих обрядов – не дать насилию распространиться в общине. Заражённый им воин становился угрозой для собственного отечества, поскольку в душе у него могло появиться возмущение теми, кто не сражался». В России 1917 года подобные обряды проводить было некому, и возвращение с фронта домой в свои города и деревни многомиллионной деморализованной и обозлённой солдатской массы было подобно вливанию масла в огонь – огонь гражданской войны, уже шедшей без линии фронта, подспудно, как пожар в торфянике. После 25 октября 1917 года этот уже разгоревшийся пожар лишь вырвался на поверхность огненной бурей.
 
Принято считать, что гражданская война завершилась в 1922 году, когда Красная армия вступила во Владивосток, и последний оплот «белых» пал. Правда, фактически она продолжалась гораздо дольше: в Средней Азии борьба с басмачами продолжалась ещё в начале 30-х годов; в годы Великой отечественной войны различные националистические движения, армия генерала Власова и часть казаков (тот же атаман Краснов) воевали на стороне нацистской Германии; долгие годы после войны продолжалась упорная и жестокая с обеих сторон борьба государства с сепаратистами в Прибалтике и на Западной Украине. Да и репрессии 30-50-х годов были фактически элементом гражданской войны. Но, казалось, что потом в нашей стране наступил гражданский мир: потомки «красных» и «белых», националистов и сепаратистов вполне могли сидеть за одним столом и вместе поднимать бокалы под общие тосты.
 
Да и закончилась гражданская война, если разобраться, не так «одномерно», как многие привыкли считать – отнюдь не безоговорочной победой тех идей, за которые воевали победившие «красные». Уже вскоре после завершения войны внутри самих победителей произошёл глубокий раскол на приверженцев левацкой, экстремистской и олицетворяемой Троцким идеи о всемирной социалистической революции, где России и её народу отводилась лишь роль вязанки хвороста для разжигания мирового революционного пожара, и государственниками, начавшими возрождение былой великой Российской империи с её широкими интересами, хоть и на новом экономическом базисе. В результате жестокой и непримиримой борьбы, вылившейся в том числе и в массовые репрессии, победили государственники. Уже к началу 30-х годов злейшими врагами власти были последователи Троцкого – «троцкисты», а вовсе не приверженцы «белой» идеи, если, конечно, они активно против власти не выступали.
 
В то время происходили просто удивительные вещи. В театрах ставили пьесу «Дни Турбиных» Булгакова по мотивам его же романа «Белая гвардия», где «белые» офицеры являются в целом положительными героями, едва ли ни олицетворением офицерской чести и верности долгу. В фильме «Чапаев» дан отнюдь не карикатурный образ «белых»: в знаменитой сцене «психической атаки» показано отборное «белое» воинство, идущее в бой за идею, презирая смерть. Вышли на экраны фильмы, прославлявшие ещё недавно именовавшегося «царским сатрапом и душителем свободы» полководца Суворова, князя Александра Невского и самого создателя Российской империи – Петра I.
 
В годы Великой Отечественной войны офицеры Красной армии получили погоны, которые на парадных мундирах были золотыми – в одночасье было забыто, что ещё незадолго до этого слово «золотопогонник» было ругательством в отношении царских и «белых» офицеров. Колчаковский «белый» офицер Л.А. Говоров стал маршалом и Героем Советского Союза. Да и сама форма солдат и офицеров Красной армии, в которой они прошли по Красной площади во время знаменитого парада Победы в июне 1945 года, мало отличалась от парадной формы русской армии накануне Первой мировой войны. Самые прославленные части и соединения стали вновь именоваться гвардейскими. Нашли своё новое место орден Александра Невского, ставший одной из самых почётных наград для офицеров, и солдатский георгиевский крест, преобразившийся в орден солдатской Славы, а медаль «За победу над Германией» с портретом Сталина носилась на георгиевской ленте.
 
После 1945 года территория Советского Союза включала практически все бывшие территории Российской империи, кроме Финляндии и Польши. Но была присоединена часть Восточной Пруссии с городом Кёнигсбергом, уже побывавшая в XVIII веке российской провинцией.
 
Таким образом, можно говорить, что к 50-м годам ХХ века произошёл удивительный синтез «белой» и «красной» идеи: «красным» удалось сделать то, за что воевали Колчак и Деникин – они возродили «единую и неделимую» Российскую империю, во многом сохранив преемственность традиций. То, что экономический базис был другим, лишь укрепило эту «красную империю».
 
Но нет ничего вечного под солнцем. Стареют львы, стареют люди, стареют и слабеют государства… Наступили иные времена, ослаб Советский Союз, и тихо тлевшие где-то в глубинах душ не загашённые угольки от пожара гражданской войны вдруг стали разгораться языками пламени новых гражданских конфликтов. Трудно сказать, с чего именно это началось, но не последнюю роль в разжигании этого пламени сыграли призывы «властителей дум» и «инженеров человеческих душ», а проще говоря, некоторых представителей либеральной интеллигенции покаяться за весь советский период русской истории, за ГУЛАГ, за жестокость революции и гражданской войны. Чёткого адреса у этих призывов нет: надо полагать, каяться должен весь народ России, за исключением, естественно, самих призывающих – они и их предки чисты и безгрешны аки ангелы, и каяться следует, вероятно, перед ними.
 
Да, в гражданскую войну нагрешили много. Все! И «красные», и «белые». Всего не перечислишь, хотя стоит заметить, что, например, первый концлагерь на русской земле создали ни те и ни другие, а «отцы демократии» – англичане (это вообще их изобретение). Не какие-нибудь дикари, а цивилизованные люди, пример для подражания наших либералов, однако.
 
Кто же громче всех призывает к покаянию? Наверное, нет нужды перечислять этих деятелей: каждый, кто смотрит телевидение, слушает радио или читает «свободную» прессу, легко вспомнит эти фигуры. Самое интересное, что среди них трудно найти потомков тех, кто действительно сражался за «белую» идею. Скорее, наоборот. И вот эти потомки «комиссаров в пыльных шлемах» едва ли не ежедневно проклинают дела своих отцов и дедов и вбивают в души людей чувство вины за нашу историю и наших предков, которые и царя свергли, и гражданскую войну затеяли, и ГУЛАГ устроили, и великих мыслителей-пророков, которым ныне памятники возводят и мемориальные доски открывают, кого погубили, а кого из страны изгнали. Впрочем, подобным обвинителям уже давно был дан достойный ответ:
 
«Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что строите гробницы пророкам и украшаете памятники праведников, и говорите: если бы мы были во дни отцов наших, то не были бы сообщниками их в пролитии крови пророков; таким образом вы сами против себя свидетельствуете, что вы сыновья тех, которые избили пророков; дополняйте же меру отцов ваших».
 
Узнали? Это речь Христа перед учениками и народом, записанная в Евангелии от Матфея. Так что, господа, прежде чем призывать каяться за свою историю весь народ, подайте пример – покайтесь сначала сами за свои дела и предаваемые именно вами ныне анафеме дела своих предков.
 
Всякому человеку может быть стыдно за что-то персональное, сделанное в жизни, и он кается за это перед своей совестью. Но каяться за свою страну и её историю перед кучкой тех, кто не имеет ни чести, ни совести, но почему-то возомнил себя судьями всему и всем?! Нет уж, господа. Не дождётесь!
 
Владимир Агте, публицист
 
Перейти к авторской колонке
 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте другие статьи на Переформате:

3 комментария: Тем, кто предлагает покаяться за историю

  • Сергей говорит:

    Согласен с автором до точки, надо помнить и чтить свое прошлое, ибо в противном случаи не имеем мы будущего.

  • Олег говорит:

    Не так часто встретишь выверенное, логичное понимание истории России, спасибо автору!

  • Александр говорит:

    А по-моему – это циничный взгляд на историю своего (?) народа, своей (?) страны! Как можно оправдывать убийства миллионов своих собратьев аналогией из истории?!

Подписывайтесь на Переформат:
 
Переформатные книжные новинки
   
Конкурс на звание столицы ДНК-генеалогии
Спасибо, Переформат!
  
Наши друзья