После разорения северо-восточной Руси в 1237-38 годах монголо-татары, увлечённые жаждой новых завоеваний, устремились к богатым южнорусским землям. Огненный вихрь нашествия снова прошёлся по Руси, оставляя за собой дымящиеся руины некогда процветавших городов. Средневековый путешественник Плано Карпини, проезжавший по разорённым местам немногим позже, записал: «Когда мы ехали через их землю, мы находили бесчисленные головы и кости мёртвых людей, лежавшие на поле».
 

 
В декабре 1240 года пал Киев – крупнейший город средневековой Европы, древняя столица Руси. Летопись сохранила запись: «Подошёл Батый к Киеву в силе тяжкой, и окружил град, и подступила сила татарская». Битва шла днями и ночами, за одной волной штурмующих накатывала новая волна. На защиту города, охваченного пламенем, вышли все его жители, и стар и млад: «один бился с тысячей, а двое – с тьмою». Татары использовали осадные орудия, и через провалы в стенах бесчисленные орды хлынули на улицы, неся с собой разграбление и разрушение. «И взят был град безбожными на Николин день» – написал летописец.
 

Вслед за столицей Батый «иных градов много русских взял, им же и числа несть». Археологи обнаружили пепелища сотен городов, о которых сегодня неизвестно ничего, даже былого названия. Монголо-татарское разорение нанесло чудовищный удар по культурному и государственному развитию Древней Руси. До судьбоносной Куликовской битвы было ещё далеко…
 
С Киева началась древнейшая страница русской истории. Наравне с Новгородом он был государственным центром Руси, вокруг которого складывалась древнерусская держава. Ещё каких-то пару десятилетий назад это не вызывало сомнений ни у школьников, ни у именитых профессоров. Казалось бы, здесь и не может быть иного мнения – столь существенными представляются исторические факты.
 
Но сегодня всё чаще и чаще слышатся реплики, что древний Киев не принадлежит к русскому прошлому, дескать, он был столицей совсем другого государства – Украины. К сожалению, официальная позиция России в этом вопросе звучит неопределённо, что лишь подстёгивает Украину ещё более расторопно претендовать на роль единственной преемницы Киевской Руси.
 
Между тем, любому честному историку известно, что государства под названием Украина никогда не существовало. Тем более, никогда не существовало независимого украинского государства. Поэтому для русского языка традиционно сочетание «на Украине», то есть на приграничной территории, на «окраине», в отличие от претенциозного новшества «в Украине». Отношения окраинной периферии с Российской империей никогда не складывались (и объективно не могли сложиться) как межгосударственные. Но это отнюдь не означает, что Украина всегда была верной «окраиной» России, надёжным порубежным кордоном.
 
После монголо-татарского опустошения огромная территория Среднего Поднепровья, называемая прежде «Русской землёй», в буквальном смысле превратилась в «дикое поле». По ней кочевали разбойничьи орды, окончательно истребляя и вытесняя уцелевшие остатки прежнего населения. Древнерусская цивилизация откатилась в более безопасные лесные районы, в нынешние области центральной России, оставив прежние земли на растерзание.
 
С XVI века «окраина» стала спорной территорией, на которой столкнулись интересы нескольких соперничавших держав – Московской Руси, Польши и Крымского ханства. Вслед за этим в украинские степи хлынул поток переселенцев: одни стремились колонизировать плодородные земли, другие – бежали от угнетения польских панов, стремясь начать свободную жизнь. Новое «украинское» население уже не имело преемственности с древним населением Киевской Руси. Не случайно былины о Киевской Руси, князе Владимире и богатырях были записаны на русском Севере, преимущественно в Архангельской и Олонецкой губерниях, а украинский фольклор не помнил древнего Киева и вообще событий ранее XVI века.
 
Главным идеологом несуществующего украинского государства стал политический деятель начала XX века Михаил Грушевский. Он стремился исторически обосновать самостоятельную значимость территории, называемой сейчас Украина. Для этого Грушевский не скупился на яркие образы, называя Киевскую Русь древним украинским государством и отвергая мешавшее мнимым параллелям монголо-татарское нашествие. Он стремился всеми правдами и неправдами обеспечить «преемственность» между Киевской Русью и позднейшим территориальным образованием – «козацкой окраиной» – Украиной.
 
Известно, что в начале прошлого века по заданию австрийских властей Грушевский также работал над созданием «научного» украинского языка. Методы были простые и надёжные: нужно было избавиться от русских слов и заменить их польскими или выдуманными. Он же позднее предложил выбрать в качестве герба самопровозглашенной в 1918 году Украинской Народной Республики «трезубец» Рюриковичей (сохранившийся и на теперешнем украинском гербе), отмечая, что «постоянного герба Украина никогда не имела». Подложный герб должен был подчёркивать идею мнимой преемственности Украины и Киевской Руси.
 
Современные украинские политики, почитая прежних «самостийников» вроде Петлюры или Бандеры, в полной мере восприняли и их методы – фальсификацию и преступления против истории. Именно так вот уже два десятка лет реанимируют исторический миф об «украинской» Киевской Руси.
 
В наши дни чего только не вытворяют с историей. Однако необходимо чётко и ясно осознавать, что Киевская Русь – это древнее русское государство, существовавшее в IX-XIII вв. на территории Среднего Поднепровья и уничтоженное монголо-татарским нашествием. Современная Россия обязана своим существованием в том числе и древнему Киеву. Такова историческая правда.
 
Всеволод Меркулов,
кандидат исторических наук
 
Перейти к авторской колонке
 

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями!

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

2 комментария: Отречёмся ли от «матери городов русских»?

Подписывайтесь на Переформат:
ДНК замечательных людей

Переформатные книжные новинки
     
Наши друзья